Перейти к содержимому


Фотография

Panzerwaffe DAK.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 2

#1 Wenzel Lehmann

Wenzel Lehmann

    Старший прапорщик

  • Пользователь
  • 350 сообщений
  • Город:Воронеж

  • J. R .199 List

Отправлено 14 Февраль 2020 - 13:46

155394259017552826.jpg

Эрвин Роммель.

Генерал-фельдмаршал командующий войсками в Северной Африке.

 

Первые кампании на средиземноморском театре военных действий заключались в итало-германских попытках установить свой контроль над Египтом и Суэцким каналом. В ходе этих кампаний было продемонстрировано в наиболее яркой форме, к чему ведет чрезмерная протяженность линий коммуникаций как по фронту, так и в глубину. Кампании показали также важность применения непрямых действий. 

Наступление маршала Грициани из Ливии в Египет началось в сентябре 1940 г. Судя по соотношению сил, успех наступления итальянцев был обеспечен, поскольку армия вторжения по численности значительно превышала английские войска, оборонявшие Египет. Однако подвижность итальянских войск была незначительной, что еще более усугублялось неудовлетворительным управлением ими. После продвижения на 115 км через Западную Пустыню итальянцы остановились у Сиди-Баррани, где они находились в течение двух месяцев.Главнокомандующий английскими войсками на Среднем Востоке генерал Уэйвелл решил попытаться нанести удар итальянцам силами войск Западной Пустыни, на базе которых в дальнейшем была сформирована 8-я армия. Эти войска находились под командованием генерала О'Коннора. Предполагалось [303] провести нечто вроде рейда крупными силами, а не наступление.В распоряжении О'Коннора было только две дивизии: 7-я танковая и 4-я индийская; после рейда последнюю предполагалось перебросить обратно к Нилу и направить в Судан, которому угрожали итальянские войска из Эритреи и Абиссинии. 

Однако в результате «рейда» была достигнута решительная победа. Итальянские войска оказались дезорганизованными внезапным маршем войск генерала О'Коннора через пустыню в их тыл, что явилось примером непрямых действий как в физическом, так и в психологическом отношении. Удар был нанесен 9 декабря 1940 г. Большая часть армии Грациани была отрезана, причем в плен попало 35 тыс. человек, а остатки итальянской армии после панического бегства укрылись за оборонительным рубежом. Преследуя отступающих итальянцев, 7-я танковая дивизия преодолела этот оборонительный рубеж и, осуществив еще один маневр на окружение, на некоторое время отрезала отступившие к Бардии итальянские войска. 

Военные действия против итальянцев, вероятно, на этом бы и закончились, если бы высшее английское командование не настояло на переброске 4-й индийской дивизии в Египет в соответствии с первоначальным планом. Лишенная поддержки 7-я танковая дивизия, естественно, не могла прорвать оборону итальянцев у Бардии, и прошло несколько недель, пока свежая пехотная дивизия – 6-я австралийская – не прибыла на помощь из Палестины. 3 января 1941 г. Бардия оказалась в руках англичан, причем было взято в плен 40 тыс. человек. Тобрук пал 22 января, при этом в плен сдалось 25 тыс. человек. 

Уцелевшие войска армии Грациани были перехвачены при отступлении через Бенгази к Триполи. Преследование их оказалось одним из самых блестящих и смелых непрямых действий яа всю войну; 7-я танковая дивизия сделала 5 февраля бросок через пустыню с задачей выйти к морскому побережью южнее Бенгази. Передовые подразделения дивизии за 36 ч прошли 270 км по труднопроходимой и незнакомой местности. В то время как одна группа войск под командованием полковника Комба преградила пути отхода противнику в районе Беда-Фомм, другая группа (4-я танковая бригада Контера) наносила непрерывные удары по войскам противника, пока они не сдались в плен. Обе группы английских войск вместе насчитывали всего лишь >11000 человек, но благодаря дерзости, проявленной в борьбе со значительно превосходящими силами итальянцев, они захватили в плен 21 тыс. человек. 

Как ни малы были силы, которые осуществили это удивительное завоевание Киренаики, остановить их наступление  в направлении к Триполи оказалось невозможным. Остававшиеся итальянские войска имели плохое вооружение и не могли отразить наступление танков; кроме того, они были сильно потрясены судьбой основных сил своей армии. О'Коннор хотел скорее использовать сокрушительную победу у Беда-Фомм. Он считал, что в состоянии нанести новый удар после пополнения запасов. Однако английское правительство решило задержать дальнейшее наступление, чтобы использовать освободившиеся войска для снаряжения злополучной экспедиции в Грецию. Уэйвеллу предложили оставить для удержания Киренаики минимальное количество войск. О'Коннор также вернулся в Египет, и командование возложили на менее опытных людей. В этот момент головные подразделения африканского корпуса немцев под командованием Роммеля прибыли в Триполи. Германия оказала помощь слишком поздно, чтобы спасти итальянских союзников от катастрофы, но достаточно своевременно, чтобы продлить северо-африканскую кампанию еще более чем на два года, в течение которых британские позиции в Египте подвергались серьезной угрозе. 

Роммель в конце марта провел первую контратаку силами, едва достигавшими численности одной дивизии. Стремительными ночными маршами во фланг и в тыл англичан он разбил их передовые части и затем, произведя демонстративный маневр на окружение, вынудил главные силы англичан капитулировать у Эль-Мекили. Неожиданность наступления Роммеля еще больше усилила эффект его ударов. За две недели он изгнал почти все английские войска из Киренаики. Только небольшая часть английских войск укрылась в Тобруке, где они были для Роммеля как бельмо на глазу. Однако, когда немецкие части достигли границы Египта, их линии снабжения оказались слишком растянутыми, и поэтому Роммель был вынужден остановиться. 

Получив подкрепления, англичане в июне 1941 г. снова попытались наступать в Ливию. Этой операции было дано архаическое название «Алебарда». Наступление англичан в основном было фронтальным. Нанеся глубокий, хорошо рассчитанный контрудар танками во фланг, обращенный к пустыне, Роммель расстроил наступление англичан, изменив обстановку в свою пользу. 

В ноябре 1941 г. англичане подготовили более крупное наступление. К этому времени главнокомандующий Уэйвелл был заменен генералом Окинлеком, а войска на ливийской границе были сведены в 8-ю армию под командованием генерала Каннингхема. Наступление началось 18 ноября продвижением войск на фланге, обращенном к пустыне, которые вышли в тыл Роммелю. Однако англичане лишились стратегического преимущества, достигнутого ими благодаря этому непрямому действию, из-за слишком прямых последующих тактических действий, пытаясь при всяком столкновении с танками противника уничтожить их ударом в лоб. Этим самым они сыграли на руку Роммелю. 

Учитывая численное превосходство и большую подвижность механизированных войск англичан, немцы умело применили непрямые тактические приемы, при помощи которых они завлекали английские танки па участки местности, где были замаскированы немецкие танки и весьма эффективные 88-мм пушки. Этим Роммель в замечательной форме продемонстрировал, как и в ходе операции «Алебарда», новые оборонительно-наступательные приемы и обманные действия, характерные для современной механизированной войны, руководствуясь при этом принципом «притупить меч противника о его же щит», прежде чем нанести удар. 

В результате англичане не только потеряли свое стратегическое преимущество, но и в значительной степени утратили численное превосходство в танках. Устойчивость английской армии была нарушена как в психологическом, так и физическом отношении, и 23 ноября 1941 г. Каннингхем уже намеревался прекратить наступление и отойти в Египет для перегруппировки сил. 

На следующий день Роммель, считая, что уже сложилась благоприятная обстановка для проведения более смелых действий, направил подвижные войска в обход фланга 8-й армии, обращенного к пустыне, в ее тыл. Прорвавшись в тыловые районы английских войск, немецкие танки посеяли смятение и панику. Это могло бы повлиять на исход сражения в пользу немцев, если бы решение о продолжении сопротивления или об отходе зависело только от Каннингхема. Однако прилетевший в этот критический момент на фронт Окинлек настоял на продолжении сражения, а затем, возвратившись через два дня в Каир, сместил Каннингхема и назначил вместо него Ритчи. Вмешательство Окинлека предотвратило поражение англичан только благодаря счастливой случайности, которая дала возможность английским войскам, далеко выдвинувшимся вперед, сохранить запасы в своем тылу, несмотря на стратегический рейд Роммеля. Для англичан оказалось большим счастьем, что Роммель, двигаясь к границе Киренаики, не захватил два крупных склада, от которых зависело материальное обеспечение передовых английских частей. Эти склады не были обнаружены  Роммелем, так как английская авиация сохраняла свое господство в воздухе. 

Глубокий удар Роммеля едва не увенчался успехом, однако последствия неудачи оказались для него весьма тяжелыми. Пока Роммель со своими тремя танковыми дивизиями (две немецкие и одна итальянская) действовал за пределами Киренаики в отрыве от остальных войск, рассеянные им английские войска, оставшиеся в тылу, смогли оправиться от поражения, возобновить наступательные действия и соединиться с гарнизоном Тобрука прежде, чем Роммель повернул танки назад для оказания помощи своим малоподвижным частям. Это является примером того риска, с которым связано проведение стратегического рейда только частью сил армии, когда основные, оставшиеся на месте войска армии недостаточно сильны, чтобы оказать длительное сопротивление. Хотя Роммелю удалось на некоторое время добиться незначительного тактического преимущества после нескольких дней тяжелых боев и непрерывной перегруппировки войск, это не улучшило его положения. Потери были более тяжелыми, чем в начальный период операции; он потерял больше танков, чем мог позволить при своих ограниченных ресурсах. Это было особенно опасно для Роммеля, учитывая, что англичане имели возможность получать крупные подкрепления. 6 декабря Роммель был вынужден прекратить бои в районе Тобрука и отступить сначала к Айн-эль-Газале, а затем к границе Триполитании. 

Затем он снова с поразительным успехом применил оборонительно-наступательную стратегию. Когда 27 декабря 1941 г. англичане начали наступать, он остановил их и, обойдя с фланга, вынудил вступить в бой с перевернутым фронтом и наконец окружил. Через неделю Роммель получил первое значительное подкрепление танками, которых он не получал с середины ноября. Поэтому он сразу же решил воспользоваться этим преимуществом, учитывая, что англичане слишком растянули свои коммуникации во время наступления и потеряли в последнем бою много танков. Внезапным контрударом Роммель прорвал фронт англичан и затем, воспользовавшись возникшим беспорядком, нанес внезапный удар со стороны фланга, обращенного к пустыне, по английской базе в Бенгази и отбросил английские части назад к Айн-эль-Газале. Тем самым Роммель лишил англичан более половины их завоеваний. 

Фронт на три месяца стабилизовался на линии позиций у Айн-эль-Газалы, но линейное расположение 8-й армии более соответствовало занятию исходного положения для проведения нового наступления, чем для организации надежной обороны. 

Роммель начал активные действия первым. Ночью 26 мая 1942 г. его танки, совершив широкий обходный маневр, нанесли неожиданный удар по 8-й армии. Однако немецкие тапки были остановлены прежде, чем смогли достичь побережья и отрезать английские войска, оборонявшиеся в районе Айн-эль-Газалы. 

После этого Роммель перешел к обороне, примкнув свой тыл вплотную к английским минным полям. Это дало англичанам повод считать, что Роммель поставлен в безвыходное положение и должен сдаться. Однако контратаки англичан имели слишком прямой характер, и английские войска попадали в ловушки, которые быстро организовал для них Роммель, как только он перешел к обороне. Сковав и израсходовав свои резервы, 8-я армия была не в состоянии отразить следующий удар Роммеля в ее фланг, и в результате немцы разбили ее по частям. В то время как одна группировка сил 8-й армии откатывалась назад по направлению к границе Египта, другая группа войск отошла к Тобруку. Танки Роммеля прошли мимо Тобрука, создавая впечатление, что они движутся к египетской границе, затем внезапно развернулись к северу и ударили по Тобруку с тыла прежде, чем английские войска смогли организовать оборону. Это было шедевром непрямых действий как в физическом, так и в психологическом отношении. Прорвав оборону в слабом звене, немцы смяли гарнизон Тобрука, захватив его почти полностью в плен вместе с большими запасами военных материалов и транспорта, которых им хватило в течение длительного времени для проведения дальнейших наступательных действий. 

После этого Роммель начал преследование остатков 8-й армии, отступавших через Западную Пустыню, и подошел вплотную к долине Нила, главной артерии Египта. Если бы ему удалось захватить Нил, а затем и Суэцкий канал, то все позиции Великобритании на Среднем Востоке были бы потеряны. В этот критический момент вмешался Окинлек, который принял на себя командование потрепанной 8-й армией и организовал оборону у Эль-Аламейна, в самом узком проходе пустыни, ведущем к Нилу. Войска Роммеля, слабые в численном отношении и утомленные длительным преследованием англичан, были остановлены неожиданно возросшим упорным сопротивлением английских войск, закрепившихся на вновь созданных оборонительных позициях. Когда Роммель попытался прорваться через эти позиции, нанеся ряд ударов в различных местах, Окинлек парировал их внезапными ответными ударами, которые хотя и не смогли опрокинуть войска Роммеля, но сильно ослабили их и сорвали замыслы немцев. 

Вскоре из Англии прибыли подкрепления. Черчилль хотел начать наступление без промедления, но Окинлек, будучи более опытным, предложил подождать, пока вновь прибывшие войска не акклиматизируются в условиях пустыни. В связи с этим Окинлек был заменен в качестве главнокомандующего на СреднемВостоке Александером, а Монтгомери принял командование 8-й армией. 

Однако в конце августа 1942 г. Роммель первым нанес удар по английским позициям у Эль-Аламейна, но снова его планы были сорваны оборонительной тактикой англичан. Танковым войскам немцев дали возможность пройти через минные поля, прикрывавшие южную часть английского фронта, так как основная масса английской пехоты располагалась на сильных оборонительных позициях в северной части фронта. Затем Роммеля спровоцировали нанести удар по главным силам английских танковых войск, находившихся в тылу на заранее подготовленных позициях. В этих бесплодных атаках Роммель потерял большое количество танков. Когда он был зажат между фланговой отсечной позицией и минными полями, 7-я танковая дивизия охватила его южный фланг. Однако окружить немцев англичанам не удалось и инициатива постепенно перешла в руки Роммеля. 

Обстановка на фронте резко изменилась в связи с ростом сил и средств у Монтгомери. После длительной и тщательной подготовки, более длительной, чем вначале планировал Окинлек, 8-я армия перешла в наступление в конце октября 1942 г. Наступающие английские войска имели большое превосходство в авиации, артиллерии и танках. Но даже и при этих условиях бои носили упорный характер в течение целой недели, так как ограниченный по ширине фронт не давал возможности осуществить охватывающий маневр, чтобы нанести немцам внезапный удар во фланг или с тыла. Однако после непрерывных боев войска Роммеля сильно утомились и лишились подвижности из-за недостатка горючего, так как большинство танкеров с горючим, направлявшихся в Африку через Средиземное море, было потоплено подводными лодками союзников. Именно малая подвижность войск Роммеля из-за нехватки горючего решила исход сражения, и, раз начав терпеть поражение на своих передовых позициях, немцы не смогли организовать устойчивую оборону на промежуточных рубежах, пока не укоротили линии подвоза до минимума. 

Когда началось сражение, Роммель находился на излечении в Вене, но, узнав о наступлении англичан, срочно прилетел обратно. Оценив обстановку, он решил отвести свою армию к Фука, на позиции на 100 км западнее Эль-Аламейна. Этот шаг расстроил бы все планы Монтгомери. Но намерения Роммеля были отклонены Гитлером, который приказал ему не отходить ни на шаг. Таким образом, немцы держались до тех пор, пока не потерпели поражение. После этого Роммель со своей обычной быстротой и безжалостным расчетом вывез с фронта на имевшемся под руками автотранспорте свои лучшие части, бросив на произвол судьбы менее подвижные и менее опытные войска, главным образом итальянцев. 

Англичане не смогли отрезать пути отхода Роммелю, так как преследование не было в достаточной степени гибким, а маневры на окружение, которые англичане пытались осуществить, не были достаточно глубокими. Вначале англичане не смогли окружить главные силы Роммеля, отступавшие вдоль прибрежной дороги, из-за недостаточной глубины маневра. Затем, когда они задумали осуществить более глубокий маневр на окружение с выходом в район «Чаринг Кросс» близ Мерса-Матрух (около 200 км западнее Эль-Аламейна), им это не удалось из-за нехватки горючего, которое не было доставлено вследствие сильного дождя. Однако при проведении еще более глубокого обходного маневра через пустыню удалось бы избежать зоны дождей. Все же основной причиной потери англичанами благоприятной возможности окружить немцев было то, что большая часть транспортных средств трех танковых дивизий была занята под боеприпасы. Горючего же было взято в обрез, и, естественно, его не хватило. 

Таким образом, Роммелю удалось выскочить из клещей, в которые намеревались зажать его английские танки. Затем он продолжил отход до тех пор, пока не достиг намеченной им тыловой оборонительной позиции близ Эль-Агейла в западной части Киренаики, в 1100 км от Эль-Аламейна. Во время двухнедельного быстрого отступления он оторвался от своих преследователей, потеряв лишь небольшую часть живой силы и запасов. Англичане имели возможность нанести удары по отходящему противнику с воздуха, когда он двигался вдоль изгиба побережья в районе Бенгази, но это можно было сделать только при наличии передовых аэродромов, которые еще не обеспечивались прикрытием со стороны наступавших английских войск. Летчики шли на этот риск, но командование армии не разрешало пользоваться аэродромами без прикрытия. Ошеломляющие контрудары, наносимые Роммелем ранее, еще свежи были в памяти англичан. Но на этот раз неравенство в силах оказалось столь значительным, что Роммель не имел возможности ответить внезапным ударом или даже организовать длительное сопротивление на рубеже Эль-Агейла. 

8-й армии потребовалось три недели, чтобы сосредоточить силы и начать наступление на позиции у Эль-Агейла. Когда наступление англичан развернулось, Роммель сразу начал отход. Хотя обходным маневром английские войска отрезали арьергард Роммеля, арьергард все-таки сумел прорваться и отойти до того, как был создан стратегический барьер. Роммель снова закрепился на рубеже Буэрат-эль-Хсун, в 320 км к западу от Эль-Агейла. Он продержался на этом рубеже в течение трех недель, но когда 8-я армия сосредоточилась и в середине января начала очередное наступление, он снова отошел. На этот раз Роммель почти без остановок отступил еще на 560 км, мимо Триполи к линии Марет в Тунисе. Отступление Роммеля объяснялось не только слабостью его сил и потоплением союзниками большей части транспортов с грузами, предназначавшимися для пополнения запасов его армии, но и новой неблагоприятной для него обстановкой, сложившейся в результате англо-американского вторжения в Марокко и Алжир в ноябре 1942 г. 

Высадка англо-американских войск на западном побережье Африки последовала вскоре после начала наступления англичан под Эль-Аламейном, находящимся на расстоянии 4000 км. Это был непрямой ход против Роммеля в Ливии и его угрожающей позиции вблизи дельты Нила. В стратегическом отношении успех операции союзников был пропорционален ее внезапности. По первоначальному плану высадка войск союзников намечалась только на атлантическом побережье Марокко. Это привело бы к чисто фронтальному наступлению, которое давало французским войскам достаточно времени для организации успешного сопротивления. Так как наступление началось бы на удалении почти 2000 км от Бизерты, ключа ко всему североафриканскому театру войны, немцы имели бы достаточно времени и возможностей, чтобы усилить сопротивление французов вторжению союзников. К счастью для союзников, в плане дополнительно предусматривалась высадка войск на побережье Средиземного моря, в районе Орана и Алжира. Американские дипломаты оказали помощь союзникам при высадке войск, добившись молчаливого согласия или сознательного бездействия французских властей. Когда в этих пунктах были высажены войска, они оказали решающее влияние на французские войска на западном побережье, где сопротивление вначале угрожало стать довольно упорным. 

Высадка союзных войск вблизи Алжира сократила расстояние до Бизерты до 650 км. Небольшая группа моторизованных подразделений могла бы достигнуть Бизерты и Туниса без каких-либо серьезных помех, за исключением разве того только, что ей пришлось бы преодолевать препятствия на горных дорогах. Кроме того, при высадке морского или воздушного десанта поблизости от этих городов вряд ли было бы оказано какое-либо сопротивление. Однако командование военно-морских сил союзников не хотело попытаться высадить хотя бы небольшой десант без прикрытия его с воздуха, а продвижение союзных войск по суше было слишком осторожным. Между тем немцы быстро реагировали на действия союзников, хотя высадка десантов оказалась для них неожиданной. Начиная с третьего дня высадки союзных войск немцы начали срочно перебрасывать войска в Тунис, используя для этой цели все имевшиеся в их распоряжении транспортные самолеты и мелкие суда. Хотя общее количество немецких войск было все еще незначительным, их оказалось достаточно, чтобы остановить продвижение головных подразделений 1-й армии союзников, которые через две с половиной недели после высадки достигли ближайших подступов к Тунису. 

В результате сопротивления немцев произошла пятимесячная пауза, в течение которой войска союзников закрепились в гористой местности на позициях, блокировавших Бизерту и Тунис с запада и юга. Тем не менее эта неудача союзников в конце концов оказалась для них выгодной, так как немцы были вынуждены перебрасывать подкрепления в Тунис морем. Союзники же благодаря своему превосходству на море вначале препятствовали снабжению немецких войск, а затем лишили немцев возможности эвакуироваться по морю. По иронии судьбы Гитлер был вынужден перебросить для удержания в своих руках Туниса больше войск, чем он использовал для захвата Египта. Вследствие того что большое количество немецких и итальянских резервов было переброшено через Средиземное море в Африку, где они фактически оказались в «мешке», последующее вторжение союзников в Европу значительно облегчилось. Таким образом, Северная Африка стала для Гитлера такой же роковой стратегической ловушкой, какой в свое время оказалась для Наполеона Испания, причем в том и другом случае это было. связано с их вторжением в Россию. Перенапряжение, которое Гитлер испытывал при одновременном ведении военных действий в Африке и России, создало для него неразрешимые трудности, в результате чего он, подобно Наполеону, потерпел поражение. 

Однако кампания 1943 г. в Тунисе началась немецким контрударом, который оказался для союзников совершенно неожиданным. Он был нанесен как раз тогда, когда обе армии союзников  (1-я с запада и 8-я с востока) намеревались раздавить силы оси, зажав их в тиски. Командование стран оси хотело предотвратить эту опасность поочередным разгромом обеих армий, причем условия для достижения этой цели сложились более благоприятные, чем можно было рассчитывать. Прибывшие к этому времени в Тунис немецкие подкрепления были сведены в армию под командованием генерала фон Арнима, а остатки армии Роммеля в связи с приближением к портам снабжения при отступлении на запад получили новое пополнение и вооружение. Учитывая это временное благоприятное изменение в обстановке, Роммель решил действовать по «внутренним линиям» в духе Наполеона, используя свое центральное положение между двумя сближающимися армиями союзников для нанесения по ним удара поочередно. Если бы ему удалось смять 1-го англо-американскую армию, угрожавшую ему с тыла, он развязал бы себе руки, чтобы разделаться с британской 8-й армией, становившейся все более уязвимой по мере удлинения ее линий снабжения. 

Такой план сулил блестящие перспективы, но его выполнение было сильно затруднено, так как в большой степени это зависело от действий войск, которые не были подчинены Роммелю. Когда операция началась, армия Арнима действовала самостоятельно, и даже наиболее боеспособная 21-я танковая дивизия Роммеля, которая должна была наносить главный удар, была переподчинена Арниму после того, как ее направили в тыл для прикрытия путей отхода и снабжения армии Роммеля 

Непосредственным объектом для контрудара немцев был намечен 2-й американский корпус, в который входила также одна французская дивизия. Фронт этого корпуса растянулся почти на 150 км, но его главные силы сосредоточились на трех дорогах, идущих через горы к побережью, причем головные колонны находились в горных проходах Гафса, Фаид и Фондук. Эти проходы были настолько узкими, что оборонявшие их части чувствовали себя в безопасности. 

В конце января 1943 г. 21-я немецкая танковая дивизия сделала внезапный бросок к проходу Фаид и разгромила французский гарнизон, прежде чем американские войска смогли оказать ему поддержку, обеспечив себе таким образом ворота для дальнейших вылазок Этот удар заставил командование союзников предположить, что последуют другие, более мощные удары со стороны немцев, но они считали, что эти удары будут нанесены в других местах. Считая, что удар немцев по проходу Фаид был отвлекающим, они рассчитывали, что следующий удар немцы нанесут по Фондуку Генерал Брэдли в своих воспоминаниях пишет: «Такое предположение союзников едва не привело к катастрофе» 

14 февраля немцы нанесли очередной внезапный удар, совершив бросок от горного прохода Фаид. Наступлением руководил один из командиров Арнима, Циглер. Развернувшись, 21-я немецкая танковая дивизия сковала американские танки с фронта, свернула их левый фланг и, обойдя с правого фланга, нанесла удар с тыла. В этом бою было уничтожено более 100 американских танков. Роммель убеждал Циглера продолжать наступление и ночью, с тем чтобы развить успех, но Циглер потерял двое суток, пока добился разрешения от Арнима продолжать наступление. После этого он продвинулся еще на 40 км в направлении к Сбейтла, где находились американские войска. Даже и тогда он мог отбросить американцев назад, хотя бой был уже более напряженным и американцы подтягивались к горному проходу Кассерин. Тем временем Роммель перебросил танковый отряд с укрепленной линии Марет в район Гафсы для нанесения удара в южном направлении. Этот отряд к 17 февраля продвинулся на 80 км, захватив американские аэродромы в районе Телепте, расположенного значительно западнее Кассерина. 

Александр, возглавивший командование обеими армиями союзников, в своем донесении сообщал: «Я нашел положение более критическим, чем ожидал, а посещение района Кассерина показало, что вследствие панического отступления американские, французские и британские войска страшно перемешались, согласованного плана обороны не было, управление войсками нарушилось». Далее Александер сообщал, что, если бы Роммель «смог прорваться сквозь наши оборонявшиеся незначительными силами позиции на Западном Дорсале, следующем горном хребте, он встретил бы мало естественных препятствий при наступлении в северном направлении... Это нарушило бы устойчивость нашего фронта в Тунисе и привело бы к общему отступлению, если не к катастрофе». 

Роммель хотел использовать смятение и панику среди войск союзников, намереваясь перейти в общее наступление всеми наличными механизированными силами через Тебессу (в 65 км к западу от Западного Дорсаля), в направлении основных коммуникаций союзников с их алжирскими базами. Воздушная разведка донесла, что склады снабжения союзников в Тебессе охвачены пламенем. Однако Роммелю стало известно, что Арним не хотел отважиться на такой рискованный шаг, и поэтому он в отчаянии обратился за разрешением начать наступление к Муссолини. Время шло, и только рано утром 19 февраля из Рима была получена директива, разрешавшая Роммелю перейти в общее наступление, но не в северо-западном направлении на Тебессу, как предлагал Роммель, а в северном – на Талу. Роммель считал, что такое изменение направления наступления было вызвано ужасной и невероятной близорукостью Муссолини, так как в этом случае наступавшие войска двигались бы слишком близко к противнику, что грозило опасностью столкновения с его сильными резервами. 

Исход событий полностью подтвердил опасения Роммеля, ибо наступление велось в направлении, на котором Александер ожидал удара со стороны немцев и поэтому лучше подготовился для его отражения. Он приказал командующему армией сосредоточить все свои танковые силы для обороны Талы, причем с севера на этот участок фронта были быстро переброшены английские резервы. Таким образом, союзники, очевидно, снова оказались бы разбитыми, если бы Роммелю дали возможность наступать в намеченном им направлении. 

Американцы также сосредоточили свои силы на подступах к Тале и оказали настолько упорное сопротивление у горного прохода Кассерин, что немцы не могли прорваться через него до вечера 20 февраля 1943 г. На следующий день немцы ворвались в Талу, но их вытеснили подошедшие английские ре зервы. Таким образом, 22 февраля, видя, что шансов на успех нет, Роммель прекратил наступление и начал постепенный от ход. 23 февраля Роммель получил новый приказ из Рима о передаче всех сил оси в Африке под его командование, но было уже слишком поздно. 

Анализ этого контрнаступления немцев дает большой материал для изучения непрямых действий. Оно, с одной стороны, ясно показывает, как потеря времени может лишить контрна ступление всех преимуществ, а с другой — подчеркивает важность проведения глубоких обходных маневров для обеспечения внезапности. 

Другим наказанием за запоздавшее объединение армий оси под командованием Роммеля было то, что сообщение об этом он получил слишком поздно и уже не мог задержать наступление, начатое Арнимом на севере против позиций союзников и районе Туниса. Этот слишком прямой удар Арнима не только привел к неудаче, но и не дал возможности Роммелю перебросить дивизии с этого участка, чтобы использовать их в контрнаступлении, которое он намечал осуществить против Монтгомери. 

Вынужденная задержка Роммелем наступления привела к отрицательным для него последствиям. До 26 февраля Монтгомери имел в первом эшелоне своих войск, расположенных против укрепленной линии Марет, только одну дивизию. В течение некоторого времени он сам и его штаб лихорадочно работали над восстановлением равновесия в силах, до того как немцами будет нанесен удар. К 6 марта, когда Роммель нанес свой удар, Монтгомери увеличил силы уже в четыре раза и, кроме 400 танков, имел теперь на огневых позициях свыше 500 противотанковых пушек. Таким образом, за время вынужденного бездействия шансы Роммеля нанести удар превосходящими силами исчезли. К вечеру 6 марта наступление Роммеля было остановлено, причем немцы потеряли более 50 танков, что серьезно осложнило их действия на следующем этапе кампании. Но к этому времени они лишились также и Роммеля, уехавшего в Европу больным и разочарованным. 

Наступление союзников началось 17 марта 1943 г атакой 2-го американского корпуса под командованием генерала Паттона. Оно преследовало цель отрезать пути отхода немецкому африканскому корпусу в направлении Туниса и лишить немцев возможности получить пополнение и запасы. Наступление Паттона велось слишком осторожно и медленно, и поэтому немцы имели возможность задержать войска Паттона у горных проходов, прикрывавших подступы к прибрежной полосе. Успех обороны воодушевил немцев на попытку нанести новый удар, но им не удалось прорвать американскую оборону. Потеря немцами около 40 танков не только ослабила силу их удара, но и поставила в затруднительное положение в дальнейшем, снизив способность немецких войск оказать сопротивление начавшемуся наступлению Монтгомери. 

Окончательной победы союзники достигли скорее благодаря неправильным наступательным действиям немцев, чем эффективности собственных ударов. Изменить ход событий в свою пользу союзники смогли только тогда, когда немцы окончательно выдохлись. Немцы могли бы и дольше затягивать исход борьбы, если бы не израсходовали свои скудные резервы на бесперспективные ответные удары. 

Наступление 8-й армии на линию Марет началось ночью 20 марта 1943 г. Главный удар наносился в лоб с целью прорвать оборону противника вблизи побережья и через создавшуюся брешь ввести танковые дивизии. В это же время новозеландский корпус совершил глубокий обходный маневр в направлении Эль-Хаммы в тыл противника с целью сковать расположенные в этом районе резервы немцев. Фронтальным ударом союзникам не удалось пробить достаточную брешь в обороне немцев. Поэтому после трехдневных боев Монтгомери изменил свой план. Он отошел несколько назад, направив 1-ю танковую дивизию вслед за новозеландской дивизией, наступавшей в тыл противника. Внезапная переброска «кавалерии» Монтгомери с правого фланга на левый воспроизвела в более крупном масштабе маневр Мальборо у Рамилье, являющийся замечательным историческим шедевром тактической гибкости. Монтгомери был вынужден направить своп танки вдоль долины, по краям которой немцы расположили противотанковые пушки. Это могло привести Монтгомери к катастрофе, если бы, на его счастье, не разразилась песчаная буря. 
Но даже в этих условиях английские атаки были остановлены немцами перед оборонительными рубежами у Эль-Хаммы Таким образом, хотя под угрозой окружения немцы были вынуждены оставить линию Марет, они сумели держать проход открытым и отвести свои войска без больших потерь. 

Немцы снова задержались в 15 км восточнее Эль-Хаммы, на рубеже вдоль сухого русла Вади-Акарит, окаймляющем ущелье Габес, на позициях, весьма ограниченных по фронту и проходивших от побережья к высотам. Американцы, обойдя с юга Эль-Геттар, попытались захватить эти позиции раньше немцев и ударить им в тыл, пока они были скованы с фронта 8-й армией. Однако немцы остановили американские войска, прежде чем последние смогли выбраться с высот на равнинную местность. Затем, 6 апреля перед рассветом, 8-я армия начала наступление на Вади-Акарит. Это тактическое новшество привело к прорыву обороны немцев, но развить успех англичанам не удалось, так как с наступлением рассвета немцы оказали упорное сопротивление. Ввиду того что немцам пришлось втянуть в бой две из трех сильно потрепанных танковых дивизий. чтобы сдержать американское наступление, они остались без достаточных резервов для оказания дальнейшего сопротивления. Поэтому на следующую ночь немцы оторвались от преследовавших их союзных войск и стали быстро отходить вдоль побережья к Тунису. 

8 апреля была сделана новая попытка отрезать путь отхода немцев путем прорыва 9-го корпуса через проход Фондук и выхода его к морю в тыл немцам. Так как союзная пехота не смогла обеспечить проходы для танков, последние на следующий день без поддержки пехоты, а поэтому с большими потерями провели смелую атаку через минное поле. Однако прорыв был совершен слишком поздно, и танки не смогли перехватить отступавшие вдоль побережья немецкие войска. Через несколько дней обе немецкие армии соединились и организовали совместными усилиями оборону вдоль горного хребта, огибающего Тунис с юга. Казалось, что немцы окажут на этом рубеже длительное сопротивление. Они также могли воспользоваться передышкой, полученной в результате быстрого отхода, для эвакуации своих войск в Сицилию. 

Отступление танковой армии «Африка» Роммеля от Эль-Аламейна до Туниса, на протяжении 3200 км, явилось в военной истории одним из выдающихся событий. После Ксенофонта не было примера, подобного этому подвигу Роммеля. Особенный интерес представляют первый и последний этапы отступления немецких войск. От линии Марет до Туниса Роммель отступал вдоль длинного коридора, по краям которого находились союзные войска, вследствие чего ему угрожала постоянная опасность оказаться отрезанным от Туниса. Однако этой же зимой и другое отступление было сопряженно с не меньшей опасностью и проведено даже в более тяжелых условиях – отступление группы армий Клейста из глубины Кавказа через ростовский коридор на запад под постоянной угрозой фланговых ударов русских армий, которые наступали от Дона в южном направлении. 

Эти два примера являются убедительным доказательством большой силы сопротивления, присущей современной обороне, когда она проводится искусно. Более того, они свидетельствуют об ограниченных возможностях удара в тыл, что снова напоминает об уроках прошлого, подтверждающих, что для успешного наступления необходимо нечто большее, чем только непрямые действия в географическом отношении. В каждом из этих примеров значительная часть сил наступающего с самого начала нависала над арьергардами отходивших войск и все же не могла их окружить. Опасное направление, с которого следовало ожидать удара, всегда было довольно очевидным для обороняющейся стороны, чтобы она была в состоянии успешно использовать преимущества обороны и обеспечить достаточную безопасность своих войск. Необходимо проводить непрямые действия психологического порядка, с тем чтобы нарушить устойчивость противника и создать предпосылки для его окончательного разгрома. 

Быстрота отхода от Вади-Акарит и успешное отражение немцами попыток союзников помешать этому давали германскому верховному командованию возможность эвакуировать свои войска в Сицилию, если бы оно этого захотело. Потребовалась бы по крайней мере двухнедельная передышка, в течение которой армии союзников смогли подготовить серьезное наступление против новых оборонительных позиций противника, тянущихся в виде дуги от Анфидавилля, 75 км южнее Туниса (па побережье зал. Хаммамет), до мыса Серрат, западнее Бизерты. В то время стояли туманы, которые благоприятствовали скрытной посадке на суда и перевозке войск, так что большую часть немецких войск можно было эвакуировать из Туниса морем и по воздуху. 

Однако германское верховное командование предпочло попытаться продлить кампанию в Африке, чем эвакуировать свои войска и организовать оборону на южном побережье Европы. Даже в Тунисе немцы пытались удержать слишком растянутый фронт (по периметру 160 км), стремясь сохранить в своих руках и Тунис и Бизерту. Разделив свои войска для защиты этих двух объектов, немцы предоставили союзникам идеальную возможность нанести удар по любому из них. 

Перед началом нового наступления Александер перегруппировал свои силы. Он перебросил 2-й американский корпус с юга на северное побережье Африки против Бизерты (т. е. с правого крыла фронта на левое). Он также передвинул к северу 9-й корпус, расположив его в центре между 5-м корпусом и 19-м французским корпусом, который теперь был включен в состав 8-й армии и составлял правое крыло союзников. 

20 апреля 1943 г. наступление началось ударом 8-й армии по левому флангу противника. Однако прибрежная полоска земли за Анфидавиллем была очень узкой по фронту, и поэтому уже 23 апреля наступление захлебнулось. 21 апреля 5-й корпус нанес удар слева, в направлении высот, идущих к Тунису. На следующий день 9-й корпус ударил справа из района Губеллата с задачей прорвать танками фронт противника. Однако прорваться танкам не удалось, хотя фронт был ослаблен и противник понес потери в танках. После этого на большей части фронта последовало двухнедельное затишье, но на севере американцы и корпус французских африканских войск продолжали постепенно продвигаться и подошли к Бизерте на расстояние до 30 км. 

Александер снова перегруппировал свои войска. Оставив справа, в районе Губеллата (50 км юго-западнее Туниса), только части прикрытия, он перебросил основные силы 9-го корпуса на левый фланг, сосредоточив их за 5-м корпусом и усилив эту группировку еще двумя отборными дивизиями (7-й танковой и 4-й пехотной индийской) из состава 8-й армии. Одновременно был осуществлен хорошо разработанный план дезинформации противника, преследовавший цель скрыть перегруппировку войск и создать у противника впечатление, что очередное наступление союзников начнется справа, на южном фланге. Эффект этой дезинформации усилился, так как на южном фланге продолжала оставаться наиболее боеспособная 8-я армия Монтгомери. Обман удался, и генерал фон Арним продолжал держать на южном фланге основные силы своей армии. Арним имел мало возможностей раскрыть обман или перегруппировать свои войска после начавшегося наступления союзников ввиду господства авиации противника. Союзники же использовали свое огромное превосходство в воздухе, чтобы окончательно подавить немецкую авиацию, не допустить перегруппировки войск противника и сорвать его снабжение. 

Наступление 9-го корпуса под командованием генерала Хоррокса сосредоточенными силами на весьма узком участке фронта началось перед рассветом 6 мая. Наступлению предшествовала артиллерийская подготовка, и оно сопровождалось интенсивным артиллерийским огнем более чем из 600 орудий на участке фронта шириной около 3 км в долине Меджерда, ведущей к Тунису. С рассветом авиация нанесла мощный бомбовый удар по позициям противника. Оглушенные огнем немецкие войска были вскоре разгромлены пехотой 4-й индийской и 4-й английской дивизий. Слишком растянутая по фронту оборона немцев оказалась не только слабой, но и неглубокой. Затем в образовавшийся прорыв были введены танки 6-й и 7-й танковых дивизий союзников. Однако они потратили много времени на уничтожение различных небольших очагов сопротивления немцев и к ночи продвинулись всего лишь на несколько километров. До Туниса все еще оставалось 25 км. 

Однако на следующее утро 7 мая стало ясно, что немцы до такой степени были парализованы мощным наступлением союзников, и в особенности воздушной бомбардировкой, что не смогли предпринять каких-либо тактических контрмер. К полудню передовые части британских танковых дивизий ворвались в Тунис. Затем 6-я дивизия повернула на юг, а 7-я – на север с целью посеять панику в рядах немецких войск. Почти одновременно американцы и французы ворвались в Бизерту. Сопротивление немцев на северном участке фронта было сломлено. 

На южном участке фронта немцы еще имели возможность отойти на полуостров к мысу Бон и организовать там длительное сопротивление. Но вскоре они лишились этой возможности и результате той быстроты, с которой 6-я танковая дивизия прорвалась им в тыл и отрезала пути отхода на полуостров Последовал общий разгром, причем в плен было взято свыше четверти миллиона человек. 

Таким образом, благодаря комбинированным ударам авиации с воздуха и танков с тыла планы немецкого командования оказались сорванными и сопротивление войск дезорганизованным. Главной причиной поражения было нарушение союзниками управления немцев своими войсками, в то время как нарушение союзниками коммуникаций усилило деморализующее влияние недостатка резервов и перебоев в снабжении на боеспособность немецких войск. 

Другим фактором, обусловившим поражение немцев, была близость расположения их баз к фронту. Быстрый захват этих баз сказался как на моральном состоянии немецких войск, так и на их снабжении. Захватив базы, союзники создали панику среди личного состава этих баз, всегда более восприимчивого к деморализации, чем личный состав боевых частей, а волна паники, естественно, быстро распространилась и на другие районы, занимаемые немцами. Потеря баз еще больше подорвала моральный дух немцев, сознававших, что за их спиной море, где безраздельно господствовали морские и воздушные силы союзников. 

Удивительно, насколько близко план операций Александера совпадал с классическим образцом плана наполеоновского сражения, а также с планом сражения на Марне в 1914 г., хотя это совпадение и было случайным. Особенность этой операции состояла в том, что, после того как противник был скован с фронта, против одного из его флангов проводился охватывающий маневр. Этот маневр сам по себе не был решающим, но он создавал благоприятную возможность для нанесения решающего удара. Угроза охвата фланга немцев вынудила их растянуть свой фронт, и тем самым создались благоприятные условия для нанесения решающего удара союзниками по наиболее слабому участку обороны противника. 

Хотя Александер вначале был стеснен в своих действиях, так как оба фланга противника прикрывались, но он добился победы, сочетая гибкость маневра с хитростью.Как мы видели, Александер вначале отвлек внимание и силы немцев, произведя ряд демонстративных перегруппировок своих войск. Когда немцам удалось предотвратить попытку Александера прорвать фронт на одном направлении, он использовал свою неудачу, чтобы добиться решающего преимущества на другом направлении. Произведя демонстративную переброску своих войск якобы на левый фланг немцев, Александер на самом деле перебросил их правее (ближе к центру противника), где его предыдущие безуспешные действия создали у немцев уверенность, что они на этом направлении были достаточно сильны Таким образом, благодаря неоднократному отвлечению внимания противника от выбранного им направления главного удара он добился максимального эффекта при окончательном сосредоточении своих сил, в то же время не теряя возможности нанести удар по любому объекту, если для этого будут созданы благоприятные условия. 

 

Источник:

Лиддел-Гарт "Стратегия непрямых действий"


Сообщение отредактировал Wenzel Lehmann: 14 Февраль 2020 - 21:51

  • 3

#2 Wenzel Lehmann

Wenzel Lehmann

    Старший прапорщик

  • Пользователь
  • 350 сообщений
  • Город:Воронеж

  • J. R .199 List

Отправлено 14 Февраль 2020 - 14:07

Немного фото

Прикрепленные изображения

  • PYJ21ZmxNY4.jpg
  • q_tCBQxXhq8.jpg
  • O4wDkHlv4_s.jpg
  • KHWDKAp-0iUрр.jpg
  • GmAdrT5pinA.jpg
  • _________________.8co089qoha4gcsos4o4g0ocwo.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

  • 0

#3 Wenzel Lehmann

Wenzel Lehmann

    Старший прапорщик

  • Пользователь
  • 350 сообщений
  • Город:Воронеж

  • J. R .199 List

Отправлено 14 Февраль 2020 - 14:14

Подтема: Униформа Panzerwaffe DAK.

 

Первые немецкие танкисты, прибывшие в Триполи в начале марта 1941 года, носили "европейскую"форму. Однако, вскоре она стала заменяться специальным тропическим обмундированием, разработанным по заказу армии профильным институтом Гамбургского университета. Этот заказ был сделан после того, как стало ясно, что участие немецких войск в боевых действиях в районе Средиземного моря и на Ближнем Востоке - дело недалекого будущего. Уже к концу 1940 года были созданы значительные запасы тропического обмундирования и снаряжения. Основными элементами формы танкистов, как и у военнослужащих других родов войск, были китель, рубашка, штаны, бриджи или шорты, ботинки, головной убор. Китель оливкового цвета изготавливался из легкой хлопковой ткани с открытым воротником. Четыре накладных кармана со складками посередине и застегивающимися на пуговицы клапанами располагались на полах и груди. Китель застегивался на пять металлических пуговиц, выкрашенных в тот же оливковый цвет. Пуговицы были съемными и крепились с помощью разделяющихся колец изнутри на переднюю планку правого борта кителя. В нижней части с внутренней стороны этой же планки имелся кармашек. Длина манжет регулировалась двумя пуговицами. Внутри кителя по бокам располагались петли, через которые пропускался пояс. 
Некоторые офицеры, особенно старшие, носили кители, сшитые на заказ. От стандартной формы они отличались в основном качеством материала. Хлопковая ткань заменялась, например, шерстяной. 
В 1942 году китель был немного изменен. В отличие от более раннего варианта карманы новой формы не имели складок. Еще позже изменениям подверглись клапаны карманов: вместо остроконечных они стали прямыми. 

Для тропической униформы были разработаны свои знаки различия: одинаковые для всех званий петлицы на воротнике бледного серо-голубого цвета на рыжевато-коричневой основе и нагрудный орел бледно-голубого шелка также на рыжевато-коричневой основе. Однако, многие офицеры, в том числе и танкисты, стремясь подчеркнуть свое звание, вручную перешивали орла и петлицы со своей "европейской" формы вместо предусмотренных вариантов для тропической формы. Танкисты пошли еще дальше: чтобы выделить себя среди представителей других родов войск на нижние лацканы кителя прикреплялась мертвая голова, которая на черной "европейской" куртке располагалась на петлицах. 
У унтер-офицеров по краю верхних лацканов шел галун, который был медно-коричневого цвета, а не серебристый, как на континентальной форме. Такой же галун шел и по краю унтер-офицерских погон. Нарукавные нашивки старших солдат представляли собой медно-коричневые полосы на темно-оливковой основе. 
Погоны изготавливались из того же материала, что и китель. Как и в Европе, цвет канта у танкистов был розовый, а на сами погоны иногда прикрепляли номер танкового полка. Ношение съемных погон с "европейской" формы на тропической было стандартным для немецких офицеров в Северной Африке. Из легкой хлопковой ткани оливкового цвета шилась и рубашка с длинными рукавами и двумя нагрудными карманами такой же формы, как и на кителе. Спереди рубашка застегивалась на четыре пуговицы, а еще по две пуговицы были на каждом манжете. Часто рубашку носили вместо кителя. В таком случае на нее нашивали погоны и нагрудного орла. К рубашке полагался галстук того же цвета, но носили его редко. Штаны и бриджи застегивались на пуговицы и имели внутренний пояс, два косых кармана с боков, один на бедре и с правой стороны - кармашек для часов. К низу штанов иногда подшивалась полоска, которая стягивала штанину у ботинка. Бриджи затягивались ниже колена с помощью шнуровки. Шорты, штаны и брюки изготавливались из тех же материалов, что и китель. 

Для использования в тропиках была разработана и специальная обувь. Ботинки из красно-коричневой кожи и парусины существовали в двух вариантах: укороченный и высокий со шнуровкой до колен. Помимо этих ботинок использовалась и другая обувь, в том числе и трофейные английские ботинки. Несколько слов о ремнях. Помимо различных вариантов из коричневой и черной кожи, использовались ремни из брезентового материала. При этом пряжки красились в оливковый цвет. 
Температуры в пустыне очень изменчивы, и холодные ночи не редкость. Поэтому для Африки была разработана специальная шинель. Похожая на "европейскую" по крою, она целиком изготавливалась из темно-коричневой шерсти. Шинель была двубортной и застегивалась на два ряда пуговиц оливкового цвета. Сзади имелся хлястик. Основным предметом, отличавшим тропическую форму, был конечно же пробковый шлем, обтянутый оливковой парусиной. Изнутри он отделывался красной тканью, а низ полей - зеленой. Ободок полей и ремешок были кожаными. С боков крепились две металлические эмблемы: косые черная, серебряная и красная линии - справа и орел со свастикой - с левой стороны. 

Пробковый шлем не пользовался успехом у частей на, но довольно часто его использовали в тылу, на парадах и т.д. Намного более популярными были кепки и пи- лотки. Тропический вариант пилотки изготавливался из оливковой ткани, а изнутри отделывался красной. С двух сторон имелось по одному вентиляционному отверстию. Наряду с тропической пилоткой, у танкистов была распространена мода носить черные пилотки с "европейской" формы. Использовались и популярные у солдат кепки с длинным козырьком, защищавшим глаза от ярких солнечных лучей. Тропический вариант был похож на кепи, которые носили в горно-стрелковых войсках, но имел свои характерные отличия. В частности, отвороты у тропической кепки не опускались ( в отличие от тропической пилотки ). Кепка шилась из легкой оливковой парусины и отделывалась красной хлопковой тканью изнутри. С каждой стороны было по два вентиляционных отверстия. У офицерских вариантов кепки и пилотки вдоль края тульи и передней части отворота присутствовал шитый алюминиевый кант. В некоторых случаях офицерскую кепку или пилотку делали из солдатской, нашивая, например, серебряный крученый шнур там, где должно быть алюминиевое шитье. По центру головного убора располагалась шелковая кокарда (черно-бело-красная)в красно-коричневом ромбе. До июля 1942 года кокарду огибал шеврон рода войск. Над кокардой нашивался орел, той же расцветки, что и на кителе. На солнце кепка постепенно выгорала, и степень ее "белизны" могла подсказать, что солдат или уже ветеран боев в пустыне, или еще "новичок" в Африке. "Европейские" офицерские фуражки также активно использовались. Нельзя не упомянуть о нарукавной ленте солдат Африканского корпуса. До появления официального варианта в июле 1941 года существовали самодельные ленты, представлявшие собой надпись "Afrikakorps", вышитую серо-серебряными буквами на черной материи. При этом некоторые экземпляры имели окантовку того же цвета по низу и верху ленты. Официальная версия выглядела следующим образом: красно-коричневая лента с темно-зеленой полосой по центру, окантованная шитыми алюминиевыми линиями и надписью "AFRIKAKORPS". Ширина ленты - 3,3 см. По правилам лента нашивалась на нижнюю часть правого рукава тропического кителя, но допускалось ношение ленты и на "европейской" форме во время отпуска и т.п. 

В феврале 1943 года лента была изменена. Новая нашивка представляла собой светло-коричневую ленту из верблюжьей шерсти с серо-серебряной надписью "Afrika", двумя пальмами по бокам и окантовкой. Помимо внешнего вида, изменился и статус ленты. Теперь это была уже не эмблема соединения, а скорее награда за участие в кампании. Для получения ленты было необходимо прослужить в Африке не менее 6 месяцев, получить ранение или тяжело заболеть с отправкой в Европу. Лента носилась на нижней части левого рукава.

Прикрепленные изображения

  • s1200.jpg
  • image165-3-e1522828944158.jpg
  • 768оло.jpg

Сообщение отредактировал Wenzel Lehmann: 14 Февраль 2020 - 14:32

  • 1