Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

Южнее Харькова: 42-й корпус вермахта против 57-й армии Юго-Западного фронта


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Андрей Парамонов

Андрей Парамонов

    Призывник

  • Новичок
  • 11 сообщений
  • Город:Харьков

Отправлено 04 Октябрь 2017 - 20:59

          За все послевоенные годы военные историки ни разу не обратили свой взор на события, происходившие в августе 1943 года южнее Харькова, где 57-я армия Юго-Западного фронта Красной Армии (командующий – генерал-лейтенант Николай Александрович Гаген) вела бои с 42-м армейским корпусом вермахта (командующий – генерал пехоты Франц Маттенклотт). Очевидно, что в период проведения Белгородско-Харьковской операции на этом участке не было ни значительного количества танков, ни, соответственно, и масштабных танковых сражений. Скорее всего, дело ещё и в том, что армия эта была передана Степному фронту лишь 9 августа 1943 года и только на время проведения операции, а приданные соединения, как водится, не очень дороги командующим, и их роль, как правило, стараются приуменьшить. Вторым, не менее значимым фактором, который не любят наши военные историки, следует считать огромные, просто невероятные потери в живой силе. За месяц, с 1 августа по 1 сентября 1943 года, 57-я армия потеряла в боях 33402 человека[1]. Больше, чем любая другая армия Степного фронта…

001.jpg

Командующий 57-й армией Юго-Западного фронта генерал-лейтенант Николай Александрович Гаген

         К изучению ситуации августа 1943-го южнее Харькова я хотел приступить давно. И статья эта послужит началом более глубокого изыскания и, хотя бы частично, но начнет раскрывать глаза на события, происходившие в те дни в противостоянии 42-го корпуса вермахта и 57-й армии.

К началу августа фронт на занимаемых ими участках проходил по реке Северский Донец. 42-й армейский корпус имел линию разграничения от города Белгород на севере до села Черкасский Бишкин на юге. Штаб корпуса размещался в пос. Кулиничи у Харькова, а в его составе действовали 39-я, 161-я и 282-я пехотные дивизии. Танков корпус не имел, пока на усиление его не была придана 6-я танковая дивизия (число танков в ней не превышало 60 единиц, большая часть которых требовала ремонта). Пехотные подразделения 42-го корпуса вермахта были неплохо укомплектованы, имели достаточное количество артиллерии, чем и компенсировали преимущество 57-й армии Красной Армии. В полосе ее наступления немцами были созданы укрепрайоны, а все танкоопасные участки были заминированы и хорошо пристреляны.

         57-я армия Юго-Западного фронта занимала фронт по р. Северский Донец от с. Старица на севере до райцентра Печенеги на юге. Она формировалась на основе 3-й танковой армии генерала Рыбалко и имела в своем составе семь стрелковых дивизий: 14-я, 48-я и 58-я гвардейские, 19-я, 52-я, 113-я, 303-я, а также 1-я истребитель­ная бригада, 173-я и 179-я танковые бригады, артиллерийские, саперные, инженер­ные и другие части. Танков в армии было несколько больше, чем у противника: одна лишь 179-я отдельная танковая бригада имела в строю 53 исправных танка, из них – 32 танка Т-34.

         В первый же день Белгородско-Харьковской операции, т.е. 3 августа 1943 года, авиаразведка противника зафиксировала движение советских механизированных колонн южнее Харькова: танки двигались небольшими группами в направлении сел Задонецкое, Скрыпаи и Гнилица[2]. И наиболее опасным для Харькова Манштейн уже с 5 августа считал направление с юга, называя действия Степного и Воронежского фронтов на севере предсказуемыми. Наступление на 42-й армейский корпус началось 6 августа, и ожидалось оно немцами, прежде всего, в направлении на Змиев, где вермахт сосредоточил свои ударные группы для отражения натиска русских. Но основной удар пришелся в другом месте – и, несмотря на то, что в полосе 39-й пехотной дивизии у Мартовой и Печенег его удалось отбить, потери дивизии были весьма высоки.

         На совещании группы «Кемпф» 7 августа командующие корпусами подтвердили наиболее вероятную опасность для Харькова со стороны Чугуева. Общий план мероприятий был выработан штабом группы к 13.20 того же дня. Ожидался удар со стороны Чугуева, однако 57-я армия сначала попыталась прорвать фронт у Змиева, где несла большие потери 161-я пехотная дивизия. Сам город обстреливался артиллерией. Учитывая общую ситуацию на фронте группы «Кемпф», Манштейн отдал приказ готовить оборонительные рубежи по реке Мжа, укрепив одновременно и Змиев. В тоже время 320-я пехотная дивизия немцев откатилась с большими потерями от города Волчанск до райцентра Липцы.

         День 9 августа, к удивлению Манштейна, выдался достаточно тихим, однако это было лишь короткой передышкой, вызванной тем, что советские танковые подразделения подтягивались из глубины к передовой. В этот же день 57-я армия была передана в состав Степного фронта. Пользуясь затишьем, резервный батальон 3-го танкового корпуса вермахта был переведен под Островерховку, а к Тарановке был выведен единственный резерв – 8-я кавалерийская дивизия СС «Флориан Гайер».

         Утром 10 августа люфтваффе зафиксировало колонны техники и пехоты, двигавшиеся в направлении на Чугуев из Изюма. После обеда войска 57-й армии атаковали 282-ю пехотную дивизию у с. Петровское в направлении на Циркуны, а также на Чугуев. Полноценное развитие это наступление получило к 18.00. Приказ удерживать Чугуев любой ценой немцам выполнить не удалось: получив данные авиаразведки, Манштейн отменил этот свой приказ, заменив приказом на вывод людей из города.

         Удивительно, но танковые соединения, имевшиеся в наличии в 57-й армии, постоянно задерживались на маршах, теряя выходившие из строя танки. 10 августа у них возникли проблемы с переправами через Донец. И только 11 августа танковые группы 57-й армии сосредоточились у Зарожного, Тетлеги, Безлюдовки, Непокрытого, Липцев. Люфтваффе зафиксировало движение этих танковых групп, и 6-я танковая дивизия вермахта была переведена к восточным границам Харькова, потом – под совхоз Фрунзе и Сороковку и с 11 августа вошла в подчинение 42-го корпуса.

         К 11 часам этого дня части 42-го корпуса вермахта полностью оставили Чугуев, ведя бои за Каменную Яругу и Сороковку. У последней произошел, пожалуй, самый значительный танковый бой на этом участке фронта между 173-й отбр и 6-й тд вермахта, в котором с обеих сторон участвовало до 80 танков. Лишь к 17 часам 6-я танковая дивизия смогла остановить продвижение советских танков под Сороковкой и совхозом Фрунзе. В этот же день с 18.30 стрелковыми соединениями 57-й армии были атакованы Каменная Яруга и высота 201.7, а с 22.00 в районе хутора Чернухин подтягивались танки 173-й отбр для атаки на Харьков.

         Весь следующий день, 12 августа, пехотные дивизии 42-го армейского корпуса вермахта сдерживали сильное наступление 57-й армии. 161-я пехотная дивизия отбивалась с 6.00 и до 10.00, а 282-я пехотная дивизия – практически весь день. 6-я танковая дивизия вермахта при поддержке люфтваффе вела бои с танками у совхоза Фрунзе. 39-я пехотная дивизия едва сдерживала у Рогани части 57-й армии. К 17.30 42-й армейский корпус был готов отходить до Мерефы, однако Манштейн приказал держать фронт: ожидался успех у Богодухова, который, по идее, мог ослабить наступление на Харьков. Между тем, позиции корпуса были очень слабы, особенно со стороны Волчанска.    

002.jpg

Атакующие подразделения Степного фронта у Харькова, август 1943 года

         13 августа наступление у Богодухова дало свои плоды – 57-я армия замедлила продвижение, снизилась и эффективность советской авиации. Однако в 10.00 фронт был прорван у хутора Лелюки, после чего ожидался танковый удар на платформу Рогань. 6-я танковая дивизия вела бои на Тракторном заводе и у хутора Котляры. А Манштейн по-прежнему требовал сохранять устойчивость правого фланга 8-й армии и удерживать оборонительный обвод Харькова. Оборонительная линия немцев была при этом очень растянута.

         Большинство позиций 42-й армейский корпуса вермахта 13 августа удержал, хотя против него действовали 10 дивизий Красной Армии из состава 7-й гвардейской и 57-й армий Степного фронта. Важнее всего то, что он сохранил в руках немцев Тракторный завод. В своих донесениях штаб корпуса все время указывает на отсутствие резервов и плохое обеспечение. Тяжелые бои мешали одновременно и выполнению поставленной корпусу задачи планомерного уничтожения Харькова.

         14–15 августа идут не менее тяжелые бои, однако 42-й корпус вермахта удерживает позиции при поддержке 8-го авиакорпуса люфтваффе. Бои идут за Тракторный завод, Лелюки, Рогань и аэродром Рогань. Начались бои за Мохнач и Змиев. Штаб 42-го корпуса просит резервы, потери растут, на участке 161-й пехотной дивизии ожидается прорыв фронта. Артиллерия 57-й армии постоянно обстреливает позиции врага: особенно «достают» немецкую пехоту «катюши», отмечается применение большого количества САУ и минометов.

         Еще 13 августа (наконец-то!) 57-я армия ввела в бой 179-ю отдельную танковую бригаду, которая до этого в боях не участвовала. Задача, полученная бригадой на 14 августа, была идентична той же, что и в феврале 1943 года: необходимо было решительным ударом прорваться в одноименные поселок и ж.-д. станцию Основа на юго-восточной окраине Харькова и тем самым создать для противника видимость окружения города с юга. Местность была знакома, и движение по маршруту не представлялось затруднительным. Однако у хуторов Горбачев и Чунихин бригада натолкнулась на сильный противотанковый заслон, который в первые же минуты боя уничтожил 12 танков Т-34 и 5 танков Т-70. Не преодолев его, бригада отошла на исходные рубежи[3].

         После обеда 15 августа немцы теряют хутор Лелюки – это опять пошла в бой 179-я отбр, маршрут следования которой был на Логачевку, Пономаренки и далее к реке Уды с задачей захватит переправу. Однако выполнить эту задачу, имея на ходу 15 танков Т-34 и 16 танков Т-70, было невозможно. Бригада понесла потери от действий авиации и не имела поддержки стрелковых подразделений.

        К обеду 42-й корпус вермахта мог полностью потерять на восточной окраине Харькова Тракторный завод. Одновременно развивалось и советское наступление и южнее – на Безлюдовку. Авиаразведка сообщала о движении большого количества советских автомашин по направлениям Курск-Белгород (400 единиц) и Белгород-Харьков (390 единиц). Вместе с тем отмечалось, что сил у 57-й армии для продолжения наступления уже нет. Вечером 6-я танковая дивизия провела контратаку и отбила больницу на Тракторном заводе и хутор Лелюки – в плен при этом попали 462 советских бойца и 48 перебежчиков.

        16 августа Манштейн перебросил на Новую Баварию в Харьков 355-ю пехотную дивизию, которая ночью начала разворачиваться юго-восточнее города на линии Змиев–Безлюдовка. А между тем, бои идут за Лелюки, Логачевку, Левковку, Безлюдовку, Коробов хутор, Гайдары, в районе Васищево солдаты Красной Армии, переодетые в немецкую форму, пытались атаковать, но безуспешно. К 9.00 17 августа 42-й армейский корпус вермахта стабилизировал фронт. Видя снижение темпов наступления и отсутствие танковых соединений на этом направлении, Манштейн вывел свою 6-ю танковую дивизию из боев на станцию Новая Бавария. Только к 20.00 57-я армия возобновила наступление из Змиева на север вдоль р. Мжа и вермахт утратил высоты у Борового.  

         С 18 августа наиболее активные боевые действия ведет 113-я стрелковая дивизия 57-й армии в направлении Змиев, Чемужовка, Гайдары, Константиновка. К 11.00 19 августа 57-я армия заняла Боровую и 3 моста через Северский Донец, что вынудило 355-ю пехотную дивизию перейти в контрнаступление и отбить Пролетарской, частично Боровую, а у Константиновки было отбиты все попытки взять это селение. В направлении на станцию Звидки действовала 179-я отбр, танки которой были сведены теперь в один батальон (и оставалось их всего 15, «тридцатьчетверок» из них – 9).

          В тот же день Манштейну предложили оставить Харьков. На следующий день – 20 августа он с пониманием отнесся к этой просьбе группы «Кемпф», тем более, что 57-я армия прорвала фронт 355-й пехотной дивизии вермахта. У Тарановки, Боровой, Гусиной Поляны, Пролетарского, Хорошево, Васищево, Змиева шли ожесточенные бои, а Константиновку русские атаковали сразу с трех сторон.

          21 августа Манштейн с удовлетворением отмечал, что к Харькову прочно привязаны основные силы Степного фронта, а значит – на флангах их можно контратаковать. Дивизии СС «Дас Райх» ставилась задача удерживать фронт на участке Люботин–Коротыч–Песочин, чтобы из Харькова вышли все немецкие войска.                    Город Харьков гитлеровцы решили оборонять на рубеже реки Уды, а вторую линию обороны продолжали готовить по р. Мжа. В этот же день с 7.40 началось их контрнаступление у Константиновки, которое продолжалось до вечера и не увенчалось успехом, а между тем бои шли за Артюховку, Безлюдовку, Васищево, Заикин.

22 августа 42-й корпус уже в 10 часов утра покинул Харьков. Южный участок в полосе корпуса заняла 8-я кавалерийская дивизия СС, что дало возможность сократить линию фронта. 161-я пехотная дивизия вновь стала готовить контрудар у Константиновки и отбила дорогу у Боровой.

           С 5.35 минут утра 23 августа бои в Харькове шли на юго-западной окраине города. Соседний 11-й армейский корпус вермахта получил в этот день задачу не только препятствовать огнем своей артиллерии попыткам русских переправиться в черте города через р. Уды, но и вести обстрел центра Харькова, чтобы воспрепятствовать возможному проведению парада и массовых мероприятий на Красной площади (площади Дзержинского, ныне – Свободы). В тот же день начались бои за Жихорь и Тарановку.

         На следующий день оборона 42-го корпуса вермахта у Константиновки была прорвана, и лишь к 22.00 161-я пехотная дивизия смогла вновь захватить высоты у Константиновки и удачно контратаковала западнее Васищево.

         25 августа 57-я армия весь день атакует в направлении на поселок Жихорь. Атаковавшая его в этот день 179-я отбр к вечеру была выведена из боев для ремонта и пополнения, так как у нее остались в строю всего два танка. К вечеру сильный огонь артиллерии вынудил немецкую пехоту оставить леса западнее Васищево, но фронт здесь стабилизировался только к 8.00 следующего дня.

03.jpg

Переправа через реку в районе Харькова, август 1943 года

         26 и 27 августа бои идут за Тарановку, Беспаловку, Дудковку, Пасеки, Жихорь, Бабаи, Пролетарское. Бабаи горят, а в Дисковке 113-я стрелковая дивизия в ходе боя уничтожила батальон 355-й пехотной дивизии. 6-й танковая дивизия вермахта, сосредоточенная у Мерефы, была готова вступить в бой на любом участке возможного прорыва. Беспрерывная череда боев идет на всем протяжении фронта 42-го корпуса, на следующий день он теряет Аксютовку, Хорошево и сообщает о боях даже у Мерефы. Войска вермахта крайне утомлены.

Между тем. 28 августа 11-й корпус вермахта начинает с 11.25 отход с линии обороны по р. Уды и из Харькова на линию обороны по р. Мжа. Виной всему – шаткое и неустойчивое положение 42-го корпуса, прорыв обороны которого ставит под угрозу всю 8-ю армию (переименована из группы «Кемпф» после смены командования). Это понимает и Степной фронт. Из последних сил его 57-я армия пытается атаковать Тарановку, Прогони, Миргород, Бабаи, Хорошево.

         С 8.00 29 августа 57-я армия атаковала Соколово, Миргород, Гомольшу, Западеньку, Тарановку, восточные окраины Мерефы, создав к вечеру в Мерефе укрепленный пункт. 11-й армейский корпус сосредоточился на обороне рубежей по р. Мжа у Мерефы, 42-й корпус удерживал правый фланг 8-й армии. А моторизованная дивизия «Великая Германия» получила приказ занять уже подготовленные рубежи обороны по р. Берестовенька. Масштабные танковые сражения наконец-то закончились: 5-я гвардейская танковая армия генерала Ротмистрова бросилась на Коротыч и далее на Буды за «убегающим» противником, рассчитывая в тот же день войти в Новую Водолагу, использовав весь свой резерв, и в результате потеряла все боеспособные танки, споткнувшись на Будах.

004.jpg

Митинг в освобожденном Харькове, 30 августа 1943 г.

          Фронт стабилизировался на несколько дней по р. Мжа. Именно 29 августа 1943 года и следует считать датой полного освобождения г. Харькова, окончания Белгородско-Харьковской операции и всей Курской битвы. А учитывая, что торжественный митинг по поводу освобождения Харькова прошел лишь 30 августа, эта дата также может быть применима к этим событиям.

 

           Упорство 42-го армейского корпуса вермахта в боях против двух армий Степного фронта стоило ему больших потерь, однако это спасло от разгрома всю армейскую группу «Кемпф» (8-ю армию): с боями она отошла на правый берег Днепра, сохранив боеспособные соединения, артиллерию и другую материальную часть.

           Наиболее пострадавшая в этих боях 57-я армия Юго-Западного фронта по странному стечению обстоятельств была забыта потомками, хотя её вклад мы, харьковцы, должны помнить, как никто другой. Ведь именно она своим настойчивым атакующим порывом и десятками тысяч жертв солдат и офицеров Красной Армии спасла Харьков от разрушения отступающими нацистами!  


[1] ЦАМО РФ. – Ф. 2 УФ, оп. 2779, ед. хр. 324. – Лл. 50–51.

[2] Все события, связанные с боевыми действиями 42-го армейского корпуса вермахта, описаны на основе боевых донесений штаба армейской группы «Кемпф».

[3] ЦАМО РФ. – Ф. 3242, оп. 7, ед. хр. 19938. – Л. 64.


Сообщение отредактировал Андрей Парамонов: 04 Октябрь 2017 - 21:03