Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

Первопоходник, капитан-алексеевец УСТИНОВ В.М.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 9

#1 Игорь Устинов

Игорь Устинов

    Ефрейтор

  • Пользователь
  • 51 сообщений
  • Город:Харьков

Отправлено 17 Январь 2014 - 16:41

УСТИНОВ Василий Митрофанович (р. 12(25).04.1896 г.- ум. 12.12.1971 г., г. Лейквуд, США) Офицер. Участник 1-й Мировой (Великой) войны. В Добровольческой армии. Участник 1-го Кубанского ("Ледяного") похода. В Вооруженных Силах Юга России и Русской Армии (август 1920 г. поручик) в Алексеевском Пехотном полку до эвакуации Крыма. Галлиполиец. Осенью 1925 г. в составе того же полка в Болгарии.Капитан. Член РОВСа и Общества Галлиполийцев. После 1945 г.- в США. Умер 12 декабря 1971 г. в г. Лейквуде (США).

Жена - Александра Васильевна УСТИНОВА (урожд. Барсукова), (род. 06.10.1906 г.- ум. 23.08.1966 г.) Член Дамского комитета Объединения алексеевцев. Похоронены на кладбище православного монастыря Новое Дивеево около г. Нануэт в графстве Рокленд в 40 милях к северу от Нью-Йорка.
=======
Послужной список:
п/с 200-660
Устинов Василий Митрофанович
послужной список прапорщика от 15 февраля 1916 года
мл. офицер, орденов и медалей не имеет
12.04.1896 года рождения - православный - из крестьян Орловской губернии
Окончил Майкопское Александровское 6-ти классное училище - аттестат от 1.06.1913 г. за № 287
1-ю Тифлисскую школу прапорщиков
на момент составления послужного списка - холост
В службу вступил и зачислен в списки 118 запасного батальона в 8-ю роту приказом № 243 параграф 14 - молодым солдатом - 20.08.1915
командирован в распоряжение командира 218 пехотного зап. бат-на для поступления в одну их Тифлисских школ прапорщиков - 27.10.1915
прибыл и зачислен в 1-ю Тифлисскую школу прапорщиков приказом № 334 - 24.11.1915
переименован в мл. унтер-офицера - 11.02.1916
приказом по Кавказскому военному округу от 15.02.1916 за № 92 произведен в прапорщики и назначен в распоряжение нач. штаба Казанского военного округа 15.02.1916 г.
*****
Некоторые фото:
1) Устинов В.М. с женой у ворот русского кладбища. Франция, 1957 г.
На обороте фото - "Я с мужем у ворот большого русского кладбища. Шура-Васютка"
2) Устинов В.М. с женой. Франция, 1957 г.
3, 4) Устинов В.М. с женой и женой друга. Франция, 1957 г.
5) Его жена и друг с женой. Франция, 1957 г. (фото подписано "На фоне собора Св. Василия")

 

1_Устинов В.М. с женой. Франция,1957 г.jpg 2_Устинов В.М. с женой. Франция,1957 г.jpg 3_Устинов В.М. с женой. Франция,1957 г.jpg 4_Устинов В.М. с женой. Франция,1957 г.jpg  5_Устинов В.М. с женой. Франция,1957 г.jpg


Сообщение отредактировал Кизлярский: 07 Февраль 2014 - 07:45

  • 1

#2 Игорь Устинов

Игорь Устинов

    Ефрейтор

  • Пользователь
  • 51 сообщений
  • Город:Харьков

Отправлено 17 Январь 2014 - 16:49

Устинов Василий Митрофанович. Офицер. В Добровольческой армии. Участник 1-го Кубанского похода. Во ВСЮР и Русской Армии (авг. 1920 поручик) в Алексеевском полку до эвакуации Крыма. Галлиполиец. Осенью 1925 в составе того же полка в Болгарии. Капитан. После 1945 - в США. Умер 12 дек. 1971 в Лейквуде (США). (Волков С.В. Первые добровольцы на Юге России. – М.: НП «Посев», 2001. – 368 с.)
*****
6) Устинов В.М. с женой. США. 60-е г.
7, 8) Устинов В.М. с женой и друзьями в сквере перед музеем "РОДИНА". Лейквуд, США. 1964 г.
9) Устинов В.М. с женой. США. 1965 г.

 

6_Устинов В.М.США.60-е г.jpg 7_Устинов В.М.США,1964 г.jpg 8_Устинов В.М.США,1964 г.jpg  9_США,10.04.1966 г.jpg


Сообщение отредактировал Кизлярский: 07 Февраль 2014 - 07:46

  • 0

#3 Игорь Устинов

Игорь Устинов

    Ефрейтор

  • Пользователь
  • 51 сообщений
  • Город:Харьков

Отправлено 17 Январь 2014 - 17:01

10) Устинов В.М. с женой на Рождество. США. 1966 г.
11) Пасха 1966 г. Устинов В.М. стоит в центре. 1966 г.
12) Оборот фото 11.
13) Его жена и семейная пара.

 

10_Устинов В.М. США.1965 г.jpg  11_Пасха 1966.jpg 12_Пасха 1966 .jpg  13_ Жена  и семейная пара.jpg

 

*****

Предпожительно на этих фото № 10-13 есть еще один первопоходник - это Зилов Сергей Алексеевич с женой Ниной Андреевной (урожд. графиня Каменская), но идентифицировать его, пока не удалось.
Примечательно и то, что оба офицера-алексеевца умерли с разницей в две недели в 1971 г., но похоронены на разных кладбишах - Устинов В.М. в Ново-Дивеево, а Зилов С.А. на Свято-Владимирском (Фармы РОВА) в Джорданвилле.

Его НЕКРОЛОГ полностью: http://pervopohodnik...publ/18-1-0-240 Журнал "ПЕРВОПОХОДНИК", № 5 Февраль 1972 г.
" - 27 ноября 1971 г. скончался Первопоходник, Алексеевского полка капитан Зилов, Сергей Алексеевич. Он один из первых откликнулся на призыв ген. Алексеева и прямо с фронта в чине прапорщика записался (под № 21) в организацию ген. Алексеева и был зачислен в 1-й Партизанский полк (после смерти ген. Алексеева переименованный в Алексеевский полк) и всю боевую страду провел в рядах родного полка. Ранения и тиф временно отрывали его от фронта. Погребение состоялось 30 ноября на кладбище Фармы РОВА."

Это сведения от Волкова С.В. на него:
"Зилов Сергей Алексеевич. Прапорщик. Участник боев в Москве в окт. 1917. В Добровольческой армии с нояб. 1917. Участник 1-го Кубанского похода в Партизанском полку; с 14 мар. 1919 подпоручик; во ВСЮР и Русской Армии до эвакуации Крыма. Галлиполиец. Осенью 1925 в составе Алексеевского полка во Франции. Капитан. С 1936 в прикомандировании к Дроздовскому полку. После 1945 - в США. Подполковник (?). Умер 27 нояб. 1971 в Лейквуде (США). Жена Нина Андреевна". Волков С.В. Первые добровольцы на Юге России. – М.: НП «Посев», 2001. – 368 с.

Сведения по чете Зиловых из другого источника:
"ЗИЛОВ Сергей Алексеевич (3 июля 1899, Красное село С.-Петербургской (или Костромской) губ. –27 ноября 1971, Лейквуд, шт. Нью-Джерси, пох. в Джексоне на Св.- Владимирском клад., США). Капитан партизанского генерала Алексеева пехотного полка. Муж Н.А. Зиловой. Окончил Александровское военное училище. Участник мировой и Гражданской войн. Участник Кубанского похода. Эмигрировал в Галлиполи, в 1924 перебрался во Францию. Работал шофером такси. Одновременно посещал лекции в Сорбонне. Член правления Общества помощи русской эмиграции, выполнял обязанности казначея. Член Русского национального союза участников войны. Сотрудничал в Союзе галлиполийцев в Париже, Союзе русских военных инвалидов. В 1940–1941 в Париже в Комитете по организации представительства русской национальной эмиграции во Франции также был казначеем. Уехал в США. Член общества «Родина» в Лейквуде. Член правления отдела Общества галлиполийцев в Америке.

ЗИЛОВА (урожд. графиня Каменская) Нина Андреевна (18 февраля 1902, Варшава – 17 января 1983, Нью-Йорк, пох. на Св.-Владимирском клад.). Общественный деятель. Жена С.А. Зилова. Член правления, в 1951–1956 секретарь правления Общества помощи русской эмиграции. Одна из организаторов вечеров Союза борьбы за свободу России. В 1960 участвовала в сборе пожертвований в пользу Комитета помощи старикам-эмигрантам в Ванве (под Парижем) Уехала в США".


14) Устинов В.М. (второй слева) с друзьями у могилы жены. 1967 г.
15) Устинов В.М. (стоит слева) с братом жены у ее могилы в годовщину ее смерти 23.08.1967 г.

 

14_На кладбище.jpg  15_ Годовщина 23.08.1967.jpg


  • 1

#4 Игорь Устинов

Игорь Устинов

    Ефрейтор

  • Пользователь
  • 51 сообщений
  • Город:Харьков

Отправлено 17 Январь 2014 - 17:09

НЕКРОЛОГ полностью: http://pervopohodnik...publ/18-1-0-240 Журнал "ПЕРВОПОХОДНИК", № 5 Февраль 1972 г.

- 12-го декабря 1971 г. в г. Лейквуде скончался Первопоходник, Старший группы чинов Алексеевского полка, капитан Устинов, Василий Митрофанович. Погребение состоялось 14-го декабря на кладбище монастыря Ново-Дивеево.
*****
16) Ново-Дивеево. На могиле жены установлен памятник, Устинов В.М. приготовил место и себе самому. На правой стороне памятника не выбита, только дата смерти. 1968 г.
17) Могила Устиновых. Ново-Дивеево. США. 10. 2008
18) Устинова А.В., 10.2008
19) Устинов В.М., 10.2008
20) Установлена табличка на памятнике. 21.08.2010

 

16.jpg 17_Фото 2008.jpg 18_Фото 2008.jpg 19_Фото 2008.jpg  20_Табличка 2010 г.JPG

 

 

Прикрепленные изображения

  • Заявление Устинова В1.JPG

Сообщение отредактировал Кизлярский: 06 Февраль 2014 - 20:29

  • 1

#5 Игорь Устинов

Игорь Устинов

    Ефрейтор

  • Пользователь
  • 51 сообщений
  • Город:Харьков

Отправлено 17 Январь 2014 - 17:15

№ 12 Апрель 1973 г.

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ 1-го ПАРТИЗАНСКОГО ГЕНЕРАЛА АЛЕКСЕЕВА ПЕХ.ПОЛКА - 1920 г. - Подпоручик Игнатьев И.И.

В период отхода Белых Русских армий по всем фронтам Северной Таврии в октябре месяце 1920 г. (14-15 ст.ст.) общие силы Красных исчислялись до 130 тысяч. Со стороны нас, Белых, боевых сил в Северной Таврии было тысяч 35. Нашими войсками уже были оставлены Никополь и Каховка и все естественные рубежи по реке Днепр. 1-я Армия генерала Кутепова и его конница сосредоточивались у Серогоз. 2-я Армия генерала Абрамова планомерно спешно отходила по железной дороге Федоровка-Мелитополь. На 1-ую Армию ген.Кутепова со стороны Каховки надвигалась 1-я Конная армия Буденного, около 25 тысяч, и на 2-ю Армию ген.Абрамова со стороны Никополя надвигалась 2-я Конная армия Буденного - нужно считать 25 тысяч.
Вот эту 2-ю Конную армию Буденного нашему 1-му Партизанскому генерала Алексеева пехотному полку и пришлось увидеть 15-го октября ст.ст. 1920 года. Полк занимал позицию заслона жел.дорожной станции и большого села Федоровка в 15-20 верстах на запад. В сторону фронта и флангов местность была видимая — открытая. В десятке верст слева, к югу от нас, как говорили, занимал позицию надежный Самурский пех.полк, который недавно у Каховки прикрывал отход наших войск на левую сторону Днепра. Справа нашей позиции был хуторок, как помню, из четырех крестьянских хат, в которых размещались наши командиры и солдаты, кому была очередь обогреться - морозы стояли десятиградусные.
Ночью я вышел из хаты. Занимался рассвет, вдали на горизонте воздух волнисто шевелился. Я доложил командиру батальона полковнику Логинову. Пошли наблюдать вместе. Было холодно и ясно, все было покрыто густым инеем.
Вдали в долине верстах в пяти увидели мы черную шевелящуюся точку, затем черную черточку; затем черных черточек становилось больше и больше. Стало ясно, что в сторону нас движутся колонны - не иначе, как неприятельской конницы: воздух на рассвете шевелили горячие конские массы.
Через несколько минут полк.Логинов обсудил обстановку со старшими офицерами. Полку было приказано отходить на Федоровку в сомкнутом строю уступами по-батальонно, на дистанции 200-300 шагов по глубине и по фронту. Как из-под земли выросли наши три батальонных колонны - всего человек 500. Условия передвижения в гору по глубоко вспаханным, не забороненным, обмерзшим полям были очень тяжелы.
Колонны неприятельской конницы, все время на виду у нас, двигались по дороге, ведущей на северную окраину Федоровки. Головные колонны, на половине своего дневного пути, уже к полудню обошли нас. И справа, и позади нас обходили и настигали нас разъезды.
Учебная команда - арьергардный батальон полка - при приближении конных разъездов с тыла и с фланга без сопротивления сдался. Помощник командира полка полковник Скороход-Левченко, шедший обособленно в 200 шагах в стороне, был окружен группой всадников. Расправы с пленными не было видно.
В дальнейшем новые конные разъезды при попытке приближения к нам были нами обстреляны, затем были обстреляны и наши колонны. На поле брани оставляли убитых и раненых. Я шел в двух шагах рядом с командиром роты капитаном Гудковым. Бедняга был убит: упал навзничь, вздрогнул, вытянулся, глаза закатились...
На половине пути к Федоровке нас несколько человек задержалось у малого хутора для защиты дороги. К хутору на рысях шел конный разъезд, впереди на галопе мчался красный командир, как бы преследовавший побежавших двух наших. Я из чувства самосохранения дал выстрел с упора с колена. Всадник вылетел из седла, конь стал. Разъезд нас больше не преследовал.
Теперь во все время отхода была лишь одна общая поредевшая наша колонна. С этой колонной спокойно шагом, на своем рыжем коренастом коне следовал командир батальона полковник Логинов. Запомнились мне также пешие полковник Зарнак и капитан Фрейнан. Большая часть села Федоровка и все наши обозы еще днем были захвачены неприятельской конницей. К вечеру через станцию Федоровка проходил наш бронепоезд, он до темноты дал десяток выстрелов по конным разъездам; это было признаком, что тыл мы еще имеем.
До штаба полка в Федоровку мы добрались в числе около 100, была уже ночь. Штаб был в готовности к отходу. Командир полка полковник Бузун в темноте ночи сообщил нам: "Мною послано донесение, что моего полка больше нет".
Дальнейшее наше следование было - немедленно вдоль железной дороги до Мелитополя и затем на открытой платформе последнего товарного поезда до Джанкоя. 17-го октября пехотных частей в Северной Таврии больше не было. Путь в Крым был временно перерезан частями 1-й Конной армии Буденного - наша конница пробивалась в Крым с боем.
Через сорок лет мне писал генерал А.Н.Черепов: "Я был на ст. Федоровка, когда на станцию подошел бронепоезд. Влез на крышу вагона, видел маленькую колонну среди неприятельских конных разъездов, приказал бронепоезду открыть огонь по разъездам, был счастлив помочь русской чести. Когда пехота подошла к Федоровке, оказалось, что это были Вы".
В довершение всего я должен сказать, что вывел нас из плохой боевой обстановки уроженец Могилевской губернии, 1-го Партизанского Генерала Алексеева пехотного полка командир батальона полковник Логинов. Полк вновь, без участия многих из нас, был образован в Галлиполи.

Подпоручик Игнатьев И.И.

Примечание: Выше изложенные показания даны мною в журнал "Наши Вести" и для составления памятки полка.


  • 1

#6 Кизлярский

Кизлярский

    Майор

  • Модератор
  • 1 590 сообщений
  • Город:Армавир

  • МоскСвДобрБригада

Отправлено 17 Январь 2014 - 20:24

Игорь, большое спасибо за предоставленный материал на Твоего двоюродного деда, Устинова Василия Митрофановича. Великолепный экскурс в историю еще одного первопоходника! Такими наработками к 100-летию похода можно будет диссертацию историкам делать.


  • 1

#7 Игорь Устинов

Игорь Устинов

    Ефрейтор

  • Пользователь
  • 51 сообщений
  • Город:Харьков

Отправлено 24 Январь 2014 - 14:33

ЗИЛОВ С.А.(1) «МОСКОВСКАЯ НЕДЕЛЯ» в октябре 17–го года(2)

"Алексеев готов был обвинить Рябцева в предательстве." Мельгунов

10 октября 1917 года я приехал в Москву, чтобы провести дома свой трехнедельный отпуск. Один из моих двоюродных братьев, еще весной получивший штыковую рану в живот и уже вышедший из госпиталя, пользовался отпуском для поправления здоровья и жил в это время у себя дома. Все дни моего пребывания в Москве мы с ним проводили вместе.
Когда появились в газетах тревожные сообщения о выступлении большевиков в Петрограде, мы решили, что нам надо что-то предпринять. Но что?.. Нормальный путь - явиться в комендатуру или штаб военного округа - нам не улыбался, после недавних Корниловских дней доверия к тыловому начальству у нас не было. Пришла мысль обратиться за советом в Союз офицеров. Не откладывая дело в долгий ящик, поехали туда. В помещении Союза офицеров мы застали человек 20 - 25 офицеров. Сразу же стало ясно, что их намерения те же: надо что-то предпринять для отпора большевикам.
Но вот появился тонный Генштаба генерал–лейтенант князь Друцкой(3) и совсем не тонно начал мямлить о том, что обстановка еще не выяснилась, что Московский отдел Союза не имеет никаких инструкций из Главного центра и что "надо выждать, как развернутся события". Когда генерал кончил говорить, поднялся молодой, невысокого роста Генштаба подполковник Дорофеев и стал горячо возражать князю: петроградские большевики пытаются захватить власть вооруженной силой. Здешние - открыто готовятся к вооруженному выступлению. Московские власти активны на словах и пассивны на деле. Никаких предварительных мер для обеспечения порядка не предпринимается. Успех большевиков грозит гибелью России. Поэтому мы не имеем права ждать, как развернутся события; наш долг на них влиять. Необходимо немедленно, пока еще не поздно, приступить к организации сопротивления большевикам. Таков приблизительно был смысл слов, сказанных Дорофеевым. Его поддержали другие. Никто не защищал точку зрения Друцкого. Сам он хотя и пытался отстаивать свое мнение, но делал это как-то вяло, нехотя, как будто чего-то недоговаривая.
Теперь я склонен допустить, что он, зная лучше всех нас, присутствовавших тогда на собрании, настоящую цену Рябцеву и всему его штабу в целом, зная лучше всех нас политическое соотношение местных сил и закулисную игру партий, чувствовал, что нам в нашем предприятии не на кого будет опереться, а потому и относился скептически к нашим замыслам. Действительно, вскоре образовавшийся Комитет общественной безопасности (КОБ) составился исключительно из представителей "социалистической демократии", почтительно именовавших мятежников "товарищами большевиками" и видевших в каждом офицере "черного реакционера". Вот каковой оказалась наша политическая "опора". Повторяю, теперь я допускаю такое объяснение позиции, занятой Друцким, но в тот момент она вызвала во всех присутствовавших только некоторое раздражение, смешанное с иронией. В конце концов Дорофеев предложил собраться еще раз, но уже не в помещении Союза офицеров, а в стенах Александровского училища. На том и порешили.
В назначенное время в одной из классных комнат училища собралось человек 30 офицеров. Князь Друцкой открыл собрание, но особенно ничем себя не проявлял, - инициатива явно переходила к подполковнику Дорофееву и всецело поддерживающему его полковнику Хованскому.(4) О Рябцеве и его штабе было сказано немало кислых слов. Бездействие командующего войсками выставлялось одной из причин, требующих нашей немедленной самоорганизации. Возражений и споров не было. Чувствовалось единодушие и желание действовать. Дорофеев предложил собравшимся не покидать стен училища, что и было безоговорочно принято. Не помню, чтобы собрание как-то выбирало Дорофеева и Хованского. Мне кажется, что это произошло само собой. Они были инициаторами, старшими из присутствующих по чину. Друцкой молчаливо предоставил им играть первую скрипку.
Очевидно, Дорофеев и Хованский, вместе с Друцким, еще до начала собрания договорились с администрацией училища о нашем пребывании в его стенах, т.к. хорошо помню, что ужинали в тот вечер в училищной столовой, а ночь провели на нормальных койках, снабженных постельным бельем и одеялами.
К концу собрания было решено сзывать офицеров, находившихся в Москве, для присоединения к нам. Зазвонили телефоны. Большинство из нас, разбившись на маленькие группы, разошлись по соседним улицам для того, чтобы приглашать встречных офицеров явиться в Александровское училище. Конечно, из-за нашей малочисленности такой способ мобилизации офицеров не мог дать больших результатов, но все-таки что-то дал - на следующий день училище казалось более оживленным. Мы с двоюродным братом прошли по Арбату до Плющихи, встретив всего десятка два офицеров. Вернувшись обратно, сразу попали в небольшую компанию офицеров, отправляющихся на грузовичке в район Старых Триумфальных ворот в какой-то гараж для захвата автомобилей. Поездка прошла без инцидентов, но и без особой удачи - гараж оказался почти пустым. Удалось, кажется, забрать одну машину. Так началась для нас "Московская неделя".
Теперь, через 50 лет, трудно вспомнить даты, а иногда и установить последовательность событий, особенно мелких из них. В памяти остались лишь отдельные картины. Помню, например, как пришлось, в составе патруля, ходить по домам, справляться у дворника и по домовой книге, живут ли в них офицеры, подниматься в офицерские квартиры и уже не приглашать, а передавать приказ, чтобы обнаруженные таким образом лица присоединялись к патрулю и затем являлись и в училище. (Это было устное приказание Дорофеева, строго говоря, "революционного" порядка. Действие "приказа" распространялось лишь на прилегающие к училищу кварталы. - С. 3.) Пришлось побывать в Университете (в новом здании) и видеть очередь студентов, ожидавших раздачи оружия. Пришлось зачем-то попасть в городскую думу, где царили неразбериха и бестолковщина. Однажды встретили на Арбате группу человек в 7 - 8 офицеров–летчиков. Среди них оказался наш старый знакомый поручик Л. Остановились поговорить. Не сомневаясь, что они тоже из Александровского училища, спросили, какое задание на них возложено, и получили неожиданный ответ: "Ниоткуда никаких заданий получать не собираемся, но на всякий случай держимся вместе". Таких групп, видимо, было немало. Мельгунов, упоминая о них, ссылается на разведку Военно–революционного комитета, которая "постоянно отмечает в разных местах наличность офицерских групп и 7 - 10 - 15 человек, как бы не связанных с центром и действующих самостоятельно" (в этой статье все ссылки на Мельгунова относятся к его книге "Как большевики захватили власть". - С. 3.).
По Мельгунову, 27–го в Александровском училище происходило совещание "представителей воинских частей, желавших поддержать Вр. Правительство, которое было созвано в экстренном порядке… по инициативе членов Совета Офицерских Депутатов". "Характерной чертой собрания является крайне враждебное отношение к командующему войсками, которого тщетно пытаются долгое время отыскать". Ссылаясь на небезызвестного Эфрона, Мельгунов отмечает, что на этом "шумном и беспорядочном собрании создаются роты "по сто штыков", выбираются начальники и устанавливается выборное общее командование, вручаемое полковнику Генштаба Дорофееву".
Мне почему-то не запомнилось такое особенно "шумное и беспорядочное" собрание. Может быть, в этот момент я был вне стен училища, находясь в каком-нибудь патруле, а может быть, такого собрания, если понимать под этим словом некое организованное сборище людей с председателем и секретарями, и совсем не было. Последнее, пожалуй, вернее. Дело в том, что Дорофеев, занимая отдельное помещение, иногда появлялся в залах, где находились офицеры, и делал сообщения в информационном порядке. В таких случаях некоторые из присутствующих задавали вопросы, а иногда высказывали свое мнение. Так, например, когда речь заходила о Рябцеве, то слышались возгласы: "Гоните его в шею, что вы церемонитесь с этим мерзавцем". Можно предположить, что после "частного совещания представителей воинских частей", которое происходило в штабе Дорофеева без участия всех присутствующих в училище офицеров, он, выйдя в общий зал, сделал сообщение по этому поводу и указал на необходимость приступить к формированию рот. В тот момент такое заявление могло быть встречено только с энтузиазмом. Единодушные громкие приветствия можно было, без всякой натяжки, принять и за единогласное избрание, которое если и имело место, то, вероятно, в штабе Дорофеева на совещании представителей воинских частей.
Мельгунов не поясняет, что он подразумевает под термином "общее командование". Несмотря на резко враждебное отношение к нему обитателей Александровского училища, Рябцев оставался командующим войсками округа, значит, в полном смысле слова, общее командование оставалось за ним. Поэтому термин, употребляемый Мельгуновым, скорее всего, означает оперативное подчинение Дорофееву (уже возглавляющему офицеров–добровольцев) юнкеров Александровского училища. Кстати, Александровское училище было самой многочисленной и лучше всего организованной частью с нашей стороны. Естественно заключить, что его представители находились в штабе Дорофеева. Были разговоры о том, что начальник училища генерал–майор Михеев отказался включиться в нашу акцию и, держа нейтралитет, засел в "бест" - в свою квартиру.
Как формировалась та рота, в которую я попал, и как в ней "выбирались начальники", я хорошо помню. Дорофеев вызвал к себе старших в чине обер–офицеров. Вскоре один штабс–капитан вернулся и крикнул: "Господа офицеры, мне поручено сформировать роту. Кто хочет быть в ней, пожалуйте к этой стене" - и указал на одну из стен зала, в котором мы находились. Вдоль указанной стены быстро набралось достаточное количество офицеров. Раздалась команда "становись", и, после произведенного расчета, рота была разбита на взводы, для которых ротный "выбрал" командиров из старших в чине. Тем, кто еще не имел винтовок, их выдали. Все мы рассовали полученные обоймы по карманам и сразу же выступили. Командир роты уже имел задание очистить перекресток Никитской и Знаменского переулка от красных. Оттуда слышалась беспорядочная стрельба.
Рота разбилась на две цепочки и стала продвигаться к намеченной цели по обоим тротуарам переулка. Чем ближе мы подходили к перекрестку, тем сильнее становилась стрельба. Пули беспрерывно лязгали по мостовой, шлепались в стены домов. В узком переулке казалось, что огонь идет не только со стороны Никитской, но и из тех домов, мимо которых мы проходили. Поэтому часть роты была послана для обыска соседних дворов и помещений. Наконец головы цепочек достигали перекрестка. В тот же момент я услышал крик и, обернувшись, увидел, как высоко в воздух взвилась зеленая фуражка. Шедшему сзади меня пограничнику пуля попала сквозь козырек фуражки прямо в лоб. Бедняга был убит на месте. Почти одновременно тут же, посередине мостовой, остановился учебный лафетный пулемет, подвезенный "на рысях" несколькими офицерами, и прапорщик, баронесса де Бодэ, стала посылать на Никитскую очередь за очередью.
Под аккомпанемент пулемета головные цепочки, вместе с командиром роты, перебежали улицу и, разбив прикладами окна какого-то колбасного магазина, проникли внутрь его. За ними последовали другие. Стрельба сразу стихла. Обыскав все прилежащие дома, выходящие окнами на Знаменский переулок, ничего, кроме расстрелянных гильз, в них не нашли. Только на площадке одной из лестниц обнаружили большую лужу крови. Большевики бежали, не приняв боя. Раздраженные смертью пограничника, офицеры хотели их преследовать, но были удержаны командиром роты, сказавшим, что он имеет категорический приказ: очищенный от красных перекресток охранять и не двигаться дальше. Позже мне пришлось участвовать в обороне площади храма Христа Спасителя, а затем Охотного Ряда. В обоих случаях нам не позволялось атаковать, мы только должны были удерживать наши позиции, что не представляло большого труда.(5)

Примечания:
(1) Зилов Сергей Алексеевич. Прапорщик. Участник боев в Москве в октябре 1917 г. В Добровольческой армии с ноября 1917 г. Участник 1–го Кубанского («Ледяного») похода, затем в Партизанском полку, с 14 марта 1919 г. подпоручик; во ВСЮР и Русской Армии до эвакуации Крыма. Галлиполиец. Осенью 1925 г. в составе Алексеевского полка во Франции. Капитан. Умер 27 ноября 1971 г. в Лейквуде (США).

(2) Впервые опубликовано: Перекличка. № 187 - 188. Март - апрель 1968.

(3) Имеется в виду генерал–лейтенант князь Сергей Александрович Друцкой (р. 1869 - ум. 1922 - 1929), профессор Александровской военно–юридической академии.

(4) Князь Хованский Иван Константинович (1–й). Полковник л.-гв. Литовского полка. В Добровольческой армии; в декабре 1917 г. главноначальствующий Ростова, затем в 3–й Офицерской роте. Участник 1–го Кубанского ("Ледяного") похода, с 1 апреля 1918 г. командир 3–й роты Офицерского полка, 21 - 27 апреля 1918 г. командир Офицерского полка, в июне 1918 г. командир 2–го батальона того же (Марковского) полка. Убит 24 июля 1918 г. у ст. Выселки.

(5) Номера журнала "Перекличка" с продолжением воспоминаний С. Зилова в распоряжении составителя не было.


  • 1

#8 Игорь Устинов

Игорь Устинов

    Ефрейтор

  • Пользователь
  • 51 сообщений
  • Город:Харьков

Отправлено 26 Май 2014 - 16:21

Александр Судоплатов "Дневник", "Новое Литературное обозрение", Москва, 2014. 376 с.

События данного эпизода относятся к боевым действиям Алексеевского полка во время Кубанского десанта генерала Улагая в августе 1920 года из Крыма на Кубань.

Эпизод:
Стр. 182-183.
"9 августа. Степь. Сегодня опять прошли Гарбузову Балку. Красные следом за нами заняли Джерелиевку. В общем, мы окружены кольцом красных. Связи ни с кем не имеем. Мы ли выбиваем красных из нашего "тылу" или они нас выкуривают - не разберешь. Бабиев посылает нас в одну сторону, а сам мчится в другую. Нам жарко с ним работать. Конница на лошадях мчится, а мы пешком да на подводах не успеваем за ним. Лошади наши страшно устали.
Утром проезжаем хуторок.
Поручик Лебедев, не пропускавший ни одного хуторка, махнул нам, и мы своротили свою повозку к хутору. Подъехала одна повозка из офицерской роты.
Входим во двор. Во дворе стоит оседланная лошадь. Вошли в хату. Хозяева "дружелюбно" здороваются. В углу под иконами сидит какой-то солдат без погон в красноармейской одежде и пьет молоко.
Увидев нас, он смутился и побледнел. Один офицер пристально всматривается в него.
- Эге-ге, да это ты, голубчик, бежал из Роговской! - узнает его поручик.
Солдат сидел бледный и молчал.
- Поручик Устинов (159), - обратился первый офицер ко второму, который уже заказывал яичницу, - узнаете этого молодца? - указал он в угол.
- Конечно! - подтвердил второй. - Это ты удрал из команды ординарцев и лошадь увел.
Красный молчал.
- Уведите его и расспросите там! - кивнул первый офицер второму.
- Идем, голубчик! - взял его за рукав поручик Устинов.
Красный, бывший пленный, молча повиновался и, бледный как полотно, вышел за поручиком. Они пошли, как я заметил в окно, на выгон за сарай.
Мы уселись пить за стол молоко. За сарайчиком хлопнул револьверный выстрел. Через минуту вернулся поручик Устинов и как ни в чем не бывало принялся за яичницу."
=======
Сноска на стр. 332:
"(159) Устинов Василий Митрофанович - поручик, с 25 ноября 1918 г. служил в Партизанском полку Добровольческой армии, в 1919-1920 гг. состоял в команде ординарцев Алексеевского полка".


  • 0

#9 Виктор Марьянович

Виктор Марьянович

    Генерал-лейтенант

  • Пользователь
  • 3 424 сообщений
  • Город:Столица

  • КУдП

  • 2./23 SS-Norge

Отправлено 26 Май 2014 - 21:39

УСТИНОВ Василий Митрофанович Член РОВСа и Общества Галлиполийцев. После 1945 г.- в США. Умер 12 декабря 1971 г. в г. Лейквуде (США).

а 1930-е он тоже в Болгарии провел? В ВМВ не участвовал?


  • 0

#10 Игорь Устинов

Игорь Устинов

    Ефрейтор

  • Пользователь
  • 51 сообщений
  • Город:Харьков

Отправлено 27 Май 2014 - 00:16

а 1930-е он тоже в Болгарии провел? В ВМВ не участвовал?

По этому периоду у меня нет сведений о нём.


  • 0