Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

С Божьей помощью - на Дон ! 1918 - 2018 гг.

ледяной поход петроград ростов екатеринодар белые в городе память

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 56

#41 Гестапыч

Гестапыч

    Старший лейтенант

  • Пользователь
  • 830 сообщений
  • Город:Петроград-Северодвинск

  • «ВИК «Заполярный рубеж»»
  • Северная Двина

  • Марковский полк

Отправлено 20 Март 2018 - 03:22

                                                                       23.03.2018 г.   День третий


                                                                                                
Расходились и сходились цепи,

                                                                                      И сияло солнце на пути.
                                                                                      Было на смерть в солнечные степи
                                                                                     Весело идти…                                                                                                                                                                               (Р. Гуль)

      
   В путь !
 
          Наш подъем начался в 8.30 утра. Утро встретило белоснежным пейзажем от выпавшего за ночь снега. Температура была вполне комфортная, и по-зимнему приятная.
          Крупные хлопья снежинок продолжали кружиться, застилая все вокруг. Спокойно и не спеша приведя себя в порядок, легко позавтракали с кофе и начали собираться в путь. Навели после себя почти идеальный порядок в расположении, и попрощались с  хозяевами.
          К 10.30 за нами подъехала заказанная газель. Мы погрузили венки, себя и направились по пути Ледяного. Впереди был 280 км марщ и несколько важных остановок.
         В пути шли задушевные беседы и воспоминания, особенно от участников прошлых экспедиций - о пройденных ранее весртах, пережитых событиях... Пейзаж за окном слепил белизной, снегопад все больше усиливался.
         Мы въехали в Мечетинскую. Остановившись в самом центре станицы и местного базара, пополнили носимые запасы табака, семечек и проч. НА глаза попалась вывеска «Живое». Попробовали по кружечке -  и правда  живое! Мы опрашивали встречных местных, где находится установленный в станице крест, но ответа так и не получили. Пришлось немного покататься наобум под ворчание водителя, но в итоге мы оказались у интересного места.  
emaCuZjC3G0.jpg

      "Прошли Кагальницкую, Мечетинскую, движемся в главных силах. Корнилов идет вместе с нами. То там, то сям запевают песни. Кругом дымится, потягивается от солнца уже черно-пегая степь."
                                                                                                                     (Ледяной поход, Р. Гуль) 



Из Питера телефонировали, что крест все же находится в Егорлыкской (цкой). Сделав памятную фотографию и не теряя больше времени, мы двинулись на следующий пункт.
Ссылка на исторические решения, принятые в Мечетинской 

        

 ст. Егорлыкская

         Наше посещение станицы началось с возложения венка у креста убиенным в муждуусобной войне. Штабс-капитан З. прочитал перед строем выписки из мемуаров о событиях, что происходили на этом месте.
XUzglxgagLA.jpg
         Отдав воинские почести, и сделав несколько памятных фотографий, мы двинулись на авто к местному парку отдыха, где должен был находиться станичный музей.
         Договорившись с водителем о встрече через пару часов, мы выгрузившись, двинулись строем осматривать окрестности.
         В доме культуры встретили пикейных жилетов за игрой в домино и шахматы. Наш вид вызвал у станичных долгожителей восторг и бурю соответствующих комментариев.
         Музей же оказался закрыт, да и сам из себя представлял больше избу-читальню, разве что в камне. Потоптавшись  у него и поздоровавшись со всеми дверными ручками на здании, мы приняли волевое решение  - идти в станичную церковь.
         Соблюдая строй, двигались бодро, по тихой улочке, идущей параллельно «главному проспекту», отшучивались. Энергия и эмоции были ключом почти из всех, за редким единственным исключением.

 

        Дойдя до величественного строения -  Храма Николая Чудотворца, вошли в подворье, поздоровались с бабушкой в церковной лавке, спросили настоятеля. Оказалось он убыл по каким-то делам, но мы позвонили ему по телефону.
       Дальнейший разговор скорее походил на обращение в СОБЕС за справкой Ф9  или на склад ГСМ за бочкой солярки. Все дословно переводить не буду, но с нас затребовали:

 

  1. - Заявку на панихиду в 3 экземплярах, согласованную с районной епархией;
  2. - Доверенность на проведение мероприятия от Л.Г. Корнилова заверенную печатью ДобрАрмии;
  3. - Чек-требование на свечи, накладную с печатью и подписью архиерея;
  4. - План проведения панихиды, утвержденный замполитом архиереем,согласованную с атаманом станицы;
  5. - Список скорбящих с антропометрическими данными;
  6. - Прошитый и пронумерованный журнал инструктажа скорбящих по почившим.

          Что-то еще наподобие было, но в целом разговор проходил в контексте «так у нас не делается» и «как бы мне чего потом не вышло», «а делается у нас так : » etc.
          К счастью, нам Высочайше разрешили самостоятельно поставить свечи и помолиться в личном порядке, чем мы и воспользовались.
          После всех блужданий, мы двинулись в направлении центра станицы в поиске столовой, которую нашли почти там же, где высаживались изначально. Персонал скромного заведения принял нас с непередаваемым радушием. Встретили как героев, окружили вниманием и заботой. При том что туда прибежал даже персонал из соседнего аналогичного заведения, и, перешучиваясь, начал нас переманивать к себе. Кухня была весьма приятной, а факт того, что нам разрешили открыто поставить на стол стеклянный снаряд, еще больше поднял настроение.
         На дворе было 23 февраля, а в народе праздник -  день защитника Отечества.

         MmSHJj31u5c.jpg
       
 "Из станицы Егорлыцкой мы должны идти в Ставропольскую губернию. Всех интересует: как встретят не казаки? Ходят разные слухи: встретят с боем, встретят хлебом-солью. "                                                                                                                                   (Ледяной поход, Р. Гуль)
        
       Как следует отобедав, мы направились к нашей бричке. В этот момент погода изменилась кардинально - поднялся сильный ветер и пошёл мокрый снег, превративший живописный пейзаж донской степи в сплошную белую пелену. На выезде со станицы находился колледж, на территории которого был памятник Козьме Крючкову.
Подробно о герое: ссылка 
         tHKTXhg0Q10.jpg
         Возложив у него венок и прочитав молитву, прогулявшись по окрестностям, мы проследовали к авто.
         zH_qXxxAym4.jpg
         Снова переезд, снова душевные разговоры, сменяющиеся темы, шутки и веселье, перемежающиеся с воспоминаниями о соратниках, кого нет и уже не будет с нами. Впереди нас ждала станица Торговая, а пока за окном мелькали неизвестные, но такие знакомые по истории дорожные указатели с населенными пунктами и станицами.

 

         Взятие и оборона Сальска.

         Не въезжая в Сальск, мы остановили бричку и вышли на дорогу. Вокруг уже было темно. Все так же вилась небольшая метель, снега на улице выпало сантиметров 10. Принятое решение — оставить транспорт и выдвинуться «пешим по конному» было поддержано единогласно еще в пути. Мы оставили два венка, попросив водителя привезти их в забронированный нами хостел и передать администратору. Оправились, перекурили, построились, «остограмились» и пошли строем под флагом по дороге в направлении города. Снова приветствия, снова сигналы машин.
         Удивительно, что нас в темноте очень хорошо различали проезжавшие мимо. Так бы мы и шли себе дальше, если бы перед нами резко не остановилась замызганная девятка с шашечками, из которой резко выскочил улыбающийся крепкий мужичище, с восторгом начавший нас приветствовать со всей душой в широченной груди. Следом из машины робко и скромно показались две женщины и один мужчина.

 DGC0lBBIey0.jpg
          - Парни !!!! (нет... не так...... -  прим. ред.) - ПААААРНИ!!! УСЕ ! СТОООЙ !!!! ДАВАЙТЕ КО МНЕ ВСЕ ДО ХАТЫ! САМОГОНКА, МЯСО, ХЛЕБ-СОЛЬ!! Давайте !  Мы Сальские, а я  - САШКА !  -  Катька, що замЭрла! Иди сюдой - гля какие хлопцы !!!!!
         Скромно объяснив ему цель нашего прибытия и путь следования, мы любезно отказались от очень настойчиво предлагаемого гостеприимства, хотя по глазам у многих было читаемо даже некоторое сожаление и интерес.

         - ВЫ КУДА ИДЕТЕ ?  Я ЩАС БУДУ !! Я ДОГОНЮ!!!! - хлопнув дверью девятки, Сашка исчез так же внезапно, как появился.
         Пожав плечами и поделившись улыбками, мы направились дальше. Через 10 минут снова эта же девятка, лихой свист из открытого окна -  пушечным ядром вылетает дверь, а из нее Сашка с двухлитровой бутылью мутного содержания. За ним, так же  ловко выходят перечисленные выше лица, с банками, кастрюльками, какими-то соленьями, рюмками... Все это в несколько секунд в открытом состоянии оказывается вокруг нас, а в руках у некоторых, не успевших ничего даже понять, и недоумевающих добровольцев уже сверкают хозяйские рюмки.
         znJkJFhp4Xs.jpg
         Сашка в своей экспрессии, словах, действиях и эмоциях невероятно колоритен и прекрасен. За пару минут его «становится так много», что на открытой улице нам тесно. Фонтаном, словно шампанское на гран-при Ф1, льется самогонка, заливая полы шинелей, руки, свежий снег. Разговор этой встречи был по-своему прекрасен, и не найдется таких слов, чтобы его передать.
         Остановка заняла минут 10, но мы были поражены. Еле-еле выйдя из - под удара гостеприимства, мы продолжили путь...
         Но вновь произошла неприятность — старая рана полковника А., едва успев зарасти после вчера, получив огневое поражение, открылась с новой силой. Остановка, такси в хостел, снова два санитара... Оставшиеся силы продолжают свой шаг по улицам Сальска, время приближается к 21.00. 
Мы немного плутаем на улицах, часто сверяемся с картой, делая остановки. Наш строй догоняет мужчина лет 45-ти в камуфляжной куртке - «Здорово ночевали !»

           Оказалось, местный казак Олег. Вызывается проводить нас до расположения и заодно настоятельно приглашает отметиться в казачьей комендатуре: «Может вас там встретят, да нормально разместят!». Мы, сразу понимая тщетность сего мероприятия, согласились на него лишь из туристического любопытства. Очень приятный спутник, Олег приводит нас к воротам пикета, где дежурят совместно казаки с полицией. Знакомимся, представляемся, любезно прощаемся. Напоследок я меняюсь контактами с дежурными, спрашиваю о ТТХ места, где мы ночуем и прошу «быть в курсе».    

           Меня заверяют, что хозяев предупредят, но что место средненькое, и если что — звоните, примчимся. И если надо, можем и проводить. Любезно отказываюсь.

          МандаринЪ

          Наш путь пролегает все дальше вглубь старых улиц города, местами строения с архитектурой конца 19 — начала 20 века. Мы немного плутаем на улицах, часто сверяемся с картой. Все так же кружится в свете фонарей снежная рябь. Через несколько минут мы у дверей заведения.
         Фельдфебель Л. встречает штабс-капитана З. с докладом. «Вольно!» - звучит команда. Нас уже ждут и все готово для размещения. На первом этаже заведения находится средней руки шалман, в котором уже гремит басами «дыц-тыц» музыка вперемешку с «хитами 90-х», и с нескрываемым интересом поедают нас глазами посетители.

         Пока добровольцы размещались и окапывались на позициях, капитан С., бросив ранец на кровать, оперативно спустился вниз и провел рекогносцировку. Дойти до барной стойки оказалось не так уж и просто. Каждый второй встречный поздравлял господина товарища капитана с праздником, кто - то открывал любезно двери, кто-то уступал дорогу вперед, кто-то приглашал за свой стол, местные дамочки стреляли короткими и длинными очередями бронебойно-зажигательными пулями из глаз.
         В повороте коридора небольшое столпотворение, но кинутая кем-то из посетителей команда «внимание на проходе!» вмиг открыла передо мной коридор. Сразу  
чувствовалось, что львиная часть посетителей, если и не служила, но любит и уважает свою армию, тем более в ее профессиональный праздник. Персонал любезно раскрыл меню и указал на стол, с табличкой «БРОНЬ»: -  это для Вас !
          VELtOFiXl0o.jpg

          Собрав все необходимые разведданные от девушек за стойкой, которых, как оказалось, предупредили о нашем прибытии с дежурки (одна из них оказалась еще и женой офицера), от казака Олега ранее и от приветливых праздных посетителей в курилке - о силах и средствах местного ополчения, алгоритмах действий, общей обстановке и случаях в трактире, капитан С. забрал с собой меню, дабы показать добровольцам.
          На втором этаже вовсю шло окапывание и блиндирование дверей и окон. Еще чуть-чуть, и раздастся треск ломаемой мебели.  Штабс-капитан З. назначал караулы, назначал боевые расчёты, порядок действий в бою при нападении на посты. Чувствовалась общая нервозность от происходившего на 1-м этаже. Тем не менее, кухня, работающая для нас до упора, картинки и цены из меню заинтересовали всех, а весть о том, что нас ждут с распростертыми объятьями и даже за забронированным столом, оказалась сильнее предрассудков.

         Отведав местной кухни и запив ее местными напитками, добровольцы наконец раскрепостились. В этот момент кто-то из посетителей заказал песню «Ойся ты, ойся» - приветственный жест специально «для казаков», что еще больше подняло всем настроение.

         Следом зазвучала озорная лезгинка, плясать которую пустились лихие «текинцы». Мы сидели и отдыхали после долгого дня, делясь впечатлениями. Затем была песня «Офицеры» О. Газманова, которую специально для капитана С. заказал урядник - текинец, в характерной манере братавшийся с ним несколько раз. Вокруг развлекалась молодежь и не очень, водоворот шалмана поглотил нас в свои объятия и через полчаса уже никто не обращал особого внимания на «казаков», отдыхающих в кабаке местечковой казачьей станицы.
          Однако, к нам присоединился молодой парень Михаил, с глубоким интересом к истории, начал живо расспрашивать и интересоваться — в итоге очень захотел присоединиться к нашему Делу.
          За разговорами наступила глубокая ночь. Капитан С. не смог не удержаться, чтобы не потанцевать с дивчинами, озорливо и настойчиво приглашавшими его в свою компанию.   
          После продолжительного и энергичного отдыха, мы разошлись по комнатам «на отбой».

         
ИТОГИ :

Главные задачи 23 февраля :
-
Посещение ст. Мечетинской,
- Посещение ст. Егорлыкской, возложение венка у кресту, панихида в храме, возложение венка памятнику К.Ф. Крючкову;

- Переезд в Сальский район, марш до ст. Торговая (ныне г. Сальск) с ночевкой;
- Пеший переход не менее 5 км.


Выполнены в полном объеме, за исключением панихиды.
zcSl2dpUaH4.jpg
В деталях :
-  Посещено 3 исторических места Ледяного похода и 1 историческое место 2 Кубанского похода;
-  Совершен пеший марш общей продолжительностью 282 км, из них 9 - пешим порядком.
-  Возложены венки у памятного креста и памятника К. Крючкову в Егорлыкской;
-  Ночевка прошла без происшествий, хоть и не без приключений.
-  Посещен Храм Святителя Николая Чудотворца в Егорлыкской.
    
         Трактиръ «МандаринЪ» -  средней руки местечко. С семьей или коллегами там лучше не ночевать, музыку в кафе слышно в номерах до 4 утра.
           Погодные условия менялись за день 3 раза, встретив нас легким снежком рано утром, накрыла настоящей Донской метелью днем. К вечеру же приятно скрасила окружающую нас атмосферу крупными хлопьями снежинок.


 

Прикрепленные изображения

  • iYvOiMce_Wc.jpg
  • YNxbzbmZN5E.jpg
  • 8d5SWjnV0p4.jpg
  • 38T6QBbaO-M.jpg
  • BxjDOqMUz8g.jpg
  • TWLIjOltV08.jpg
  • SXvEITDYkdk.jpg

Сообщение отредактировал Гестапыч: 20 Март 2018 - 03:29

  • 2

#42 Гестапыч

Гестапыч

    Старший лейтенант

  • Пользователь
  • 830 сообщений
  • Город:Петроград-Северодвинск

  • «ВИК «Заполярный рубеж»»
  • Северная Двина

  • Марковский полк

Отправлено 20 Март 2018 - 03:35

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ
 

0b9Iskj-wBs.jpg
Доброволец Ш.

         Утро 23-го февраля в хуторе «Зелёная пристань» выдалось тихим, за неспешным сбором всего снаряжения и упаковкой припасов прошло два часа, за которые из соседней избушки я забрал все вещи, оставленные мною в бане вчера вечером. Я планировал туда всё же вернуться на второй заход, что было уже не суждено. После сборов я успел позавтракать и попить чаю до отправления.
         В 11 часов за нами приехал самоходный экипаж, который довёз нас до станицы Мечетинской, но через пять минут после отправления выяснилось, что мы забыли вернуть хозяевам хутора ключи от избушки. Разворачиваемся и едем обратно. Отдав ключи, мы уже с чистой совестью едем в Мечетинскую, дабы разыскать там крест памяти воинов Добровольческой армии. Проведя рекогносцировку на местности, господин полковник делает вывод, что это совсем не то место, и мы сразу же начинаем думать: где же на самом его деле ставили? Споры были разные: от другого места в ст. Мечетинской до другого населённого пункта. Начинаем вспоминать: кто был в походе 2002 года, когда ставили крест? Вспомнили, что там был поручик Емельянов. Мы сразу же телефонировали ему в Петроград в надежде на правильную ориентировку. Поручик Емельянов сообщил нам, что крест ставили не в Мечетинской, а в станице Егорлыкской.
         Добравшись до станицы Егорлыкской, господин полковник всё же вспомнил, что крест ставили на въезде в станицу, но с другой стороны станицы, а не в том месте, где въезжали мы. После недолгих размышлений поступает приказ: возложить венок именно к этому кресту. Далее мы двигаемся к местному храму, чтобы попросить местного батюшку провести панихиду по павшим войнам Добровольческой армии, но, к сожалению, настоятеля не было на месте и мы лишь зашли в храм, чтобы помолиться.
          В станице Егорлыкской мы также разыскали памятник казаку- герою Великой войны Козьме Крючкову и другим казакам, ушедшим на фронт. Оставили рядом с ним венок, предварительно закрепив его снизу, и сделали совместное фото на его фоне.       
         После официальных мероприятий мы возвращаемся к нашему экипажу и уже выдвигаемся к следующему пункту нашего похода – городу Сальску. За разговорами мы проголодались и зашли в местную столовую, где было фирменное блюдо «котлета по-егорлыкски». Воспользовавшись таким случаем, часть из нас заказали её как основное блюдо и не ошиблись. Мне она показалось довольно сытной и не такой надоевшей, как обычные котлеты дома и на работе.

         Затем прибыли в Сальск. Местное население по сравнению с Ростовом- на -Дону было в гораздо большей степени, как мне показалось, наполнено пролетарскими элементами, которые не понимали, кто мы такие, часто выдавая различные несуразные фразы в наш адрес. Во время походного марша, пытаясь развеселить добровольцев, я попытался запустить карманный патефон с песнями хора Валаамского монастыря, группы «Белая гвардия» и т.д., но он всё время сбивался и переставал работать из-за слишком низкой температуры.

         Вскоре он расстроился окончательно, и дальше с перекурами мы двигались сквозь снегопад по улицам Сальска уже в тишине, пока нас не встретил местный житель Сашка на таксомоторе и предложил размещение у него дома и угощения всем добровольцам. На что господин штабс-капитан поразмыслив несколько секунд, чётко ответил, что: «Мы не нуждаемся в помощи и место нашей ночёвки уже определено».
          Продолжаем марш, и через несколько минут тот самый Сашка находит нас уже во второй раз, и с радостью угощает большим количеством шашлыка, закусок и алкоголем, параллельно спрашивая: кто мы такие и в чём смысл нашего похода?
          Распрощавшись с гостеприимным Сашкой, мы в одном из прохожих неожиданно встречаем казака, представившимся Олегом из местной казачьей дружины, который принял нас самих за казаков. Искренне желая всеми силами нам помочь, он пригласил нас в отделение казачьей дружины с надеждой, что казаки приютят и накормят нас бесплатно, приняв в свои дома.       Такой неожиданный поворот, сначала обрадовал нас, так как возможность переночевать с дружественными войсками не могла не радовать. Но, не сумев дозвониться до атамана, казаки сообщили, что не имеют возможности нам помочь своими силами. Олега тогда это очень разочаровало, для него это было настоящее испытание на профпригодность для коллег выручить в сложной ситуации братьев по оружию.        
         Мы с разочарованием двигаемся к намеченному месту ночёвки под кодовым названием «Мандарин».
         Придя на место, мы с удивлением понимаем, что это помимо местной гостиницы «Мандарин» так же является главным местом тусовки городского «бомонда». Придя в номера, штабс-капитан, оценив обстановку, командует: «Ходить по коридору и в трактир на первом этаже только по двое». При этом сестра милосердия за солдата не считается – её должны были сопровождать двое солдат. Изначально даже приказали снять погоны, дабы не создавать ажиотажа, но поразмыслив, решили погоны всё же оставить.
         Придя на ужин, на первый этаж нас радостно встретили официантки и рассказывали: как им надоели местные представители народов гор, и что не часто здесь видят таких ярких гостей из больших городов. Мы сели за столик в углу и через 15 минут нам принесли пельмени и картошку, которые мне показались удивительно вкусными с учётом специфики города. Местные посетители дискотеки с опаской глядели в нашу сторону, предпочитая держаться в стороне у сцены, видя в нас представителей одной из силовых структур, а я в тоже время презрительно смотрел в их сторону, как бы намекая на их неправильный образ жизни.
          Один из юношей по имени Михаил, пришедших в этот трактир, на удивление оказался довольно начитанным, и сразу узнал на нас форму Добровольческой армии, после чего попросил нас разрешить ему пройти следующий день с нами.
hG3DtC8Xjdk.jpg

Фельдфебель Л.
 

         Следующим утром в Егорлыкской, после возложения венка к кресту попытались попасть в местный музей. Есть оказывается там такой. Пока искали, получили шутливое предложение от местных захватить администрацию станицы. Проходя строем мимо, любезно отказались.

         Музей был закрыт. Тем не менее, он достоин того, чтобы сказать о нём пару слов.

         Сначала бросились в глаза огромные рисунки на стенах. Издалека сослепу решил, что местная молодёжь развлекается граффити. Когда подошли поближе, разглядел следующую картину маслом: зловещего вида монстрообразные красноармейцы на ВОВ (в петлицах и погонах одновременно) на танках неизвестной породы жестоко прессуют и давят гусеницами в ужасе разбегающиеся синюшные фигуры в немецких касках. Монументально. Подобное творчество можно наблюдать в моей разлюбезной Гатчине на заборе вокруг Красных казарм (те, кто видел, поймут о чём я).

Слышу голос товарища:

-Интересная экспозиция.

         Повторюсь – музей закрыт. Но в окна можно увидать выставленные оборотной стороной старые картинки. Т.е. получается, что к нам, на улицу, они смотрят лицевыми сторонами. На картинках какие-то вымпелы и грамоты советского времени, портреты военачальников РККА и чуть ли не самого генералиссимуса. А внутрь музея выставлены портреты вождей Белого движения. Т.е. внутри самого музея экспозиция «обновлена» должным образом. Но, получается, если надо, всегда портреты можно переставить. Так сказать, в зависимости от текущего момента.

Ухмыляемся и идём дальше…

         В Егорлыкской с панихидой не заладилось. Священника не оказалось на месте. В телефонном разговоре он попросил согласовывать подобные мероприятия с атаманом заранее. Подали записочки…

         В местном заведении откушали котлету «по-егорлыцки». На наши вопросительные жесты, можно ли тихонько разливать принесённую с собой водку под столом, хозяйки- казАчки заметили укоризненно:

- Ну зачем же вы так? Ставьте на стол. Мы сейчас вам рюмки принесём.

         Вот это сервис и уважение! Впрочем, было 23 февраля… Позади Ольгинская, Мечетинская, Егорлыкская. Конечно, большая часть пути сделана на транспорте. Короткие (5-7 км.) марши по донским дорогам с развёрнутым триколором вызывали бурную реакцию водителей. Под Питером во время мемориальных Ледяных, в которые я хожу почти каждый год с 1994-го, так оживлённо машины давно уже не сигналят.

         Вечером выдвинулись на Сальск. Двигались на моторе. Убегая от обочин, тянулись к линии горизонта бескрайние сальские степи. Сам собой приходил на ум Степной поход атамана Попова в казачьи зимовники. Впрочем, это уже другая история…

         От маршрута Ледяного мы отклонились сознательно. Несколько лет назад в Сальске был установлен памятник генералу Маркову. Разумеется, не посетить его мы просто не могли. К самому городу приблизились, когда уже стемнело. Было принято решение войти в Сальск походной колонной. Авто с венками выслали вперёд на адрес заведения, в котором нам предстояла по предварительной договорённости очередная ночёвка.

         Выгрузились. Шёл мягкий снежок. Было тихо-тихо. Впереди в змейке фонарных огней светилась дорога в город. Белая-белая, совсем нетронутая следами. Построились в походную колонну и начали движение. Испробовали техническое новшество – динамик, транслирующий музыку с мобильного телефона прямо на походе. Окрестности огласились звуками Семёновского марша. Втянулись в городские предместья.

         И тут наступил настоящий апофеоз крикам типа:

«А шо это? Кудысь вы? Наши в городе!» и т.п.

         К колонне наперерез подкатила «девятка» с шашечками такси на крыше. Разумеется, все вышепоименованные крики оттуда традиционно раздались.   
         Однако, получив разъяснения, местные жители из ВАЗ 21-09 и не подумали удаляться. Придя в совершеннейший восторг от нашего появления, они принялись бурно приглашать нас к себе. Мы вежливо отказывались. После трёхминутного разговора, видя нашу непоколебимую твёрдость, местные казаки решительно заявили, что догонят нас с угощеньями прямо на маршруте. Раскрутив на снегу «пятаки», «девятка» с рёвом умчалась в неизвестном направлении. Колонна продолжила марш.

         Не прошло и десяти минут, как эти же радушные жители города подкатили к нам вторично. Их казачье слово было сдержано в точности. Прямо на обочине перед нами как на скатерти - самобранке в мгновение ока были разложены угощения: закуски, шашлыки, огурцы, помидоры, самогон. Вот здесь мы и поняли на своей шкуре, что значит попасть под «дружественный огонь»…

         Донская артиллерия била по нам прямой наводкой главным калибром с убийственно короткой дистанции. В ход сразу пошли двухлитровые пластиковые снаряды с самогоном. «Стреляли» без передышки двое казаков из «девятки». Их жёны, как гранаты, тут же подавали нам закуску: домашние маринованные огурцы, консервированные помидоры, шашлык. Укрыться от такого натиска было совершенно невозможно.
         Уже через пять минут стало понятно, что долго мы не продержимся под таким огнём. И штабс-капитан З. приказал отходить. Волевым решением колонна продолжила движение к огромному огорчению радушных местных жителей. Мы продвигались к центру города, рассыпаясь в благодарностях на ходу и вежливо отказываясь от сыпавшихся предложений наподобие:

«Может, всё-таки к нам?»

         Оторвались с трудом. Вскоре выяснилось, что после артобстрела в колонне есть раненые, которые не могут двигаться дальше.

«Колонна, стой!» - в очередной раз прокатилось по рядам.

         По приказу командира похода штабс-капитана З. в моё распоряжение была выделена треть личного состава. Задача: добыть подводу и вместе с ранеными выдвинуться к месту ночёвки. Остальные продолжают пеший марш по Сальску. Отправился исполнять. Низкий поклон местным жителям: вызвали такси со своего телефона, определили адрес нашего местонахождения. Таксист готов был отвезти нас всего лишь за то, чтобы с нами потом сфотографироваться. Да честно говоря, и ценник за 15 минут езды оказался какой-то копеечный.
         Прибыли в назначенный пункт благополучно. Нас и здесь встретили с полным пониманием ситуации. Оценили наши потери в дороге, помогли в транспортировке их на второй этаж. Отдельное спасибо таксисту, принимавшему в этом активное участие (надеюсь, фото с ним удались).

         Мы осмотрелись, разместили раненых, выставили посты и принялись поджидать главные силы. Заведение оказалось интересным: на втором этаже небольшая гостиница, а внизу кабак с музыкой до утра. На всякий случай, ознакомился с планировкой более подробно. Хозяйки – радушные казАчки. При входе в зал на диване изображают из себя случайных посетителей крепкие ребята в футболках – охрана. Всё грамотно.
         Пока больше никого. Вышел на связь со штабс-капитаном З. Доложил: пункт нами занят прочно, всё спокойно, ждём главные силы. Получив успокаивающий ответ, что наша колонна на подходе (будет минут через сорок), ещё раз проверив раненых и посты, со спокойной совестью направился в зал пить пиво.

         Прошли полчаса. Затем ещё час. В заведении пока ничего не менялось. Но запаздывали наши. После очередного сеанса связи выяснилось, что колонна задерживается: встретили местную казачью дружину, которая предложила свои услуги в нашем размещении. Снова проверив посты и раненых, в благостном настроении от радушного города Сальска отправляюсь пить пиво дальше.

         Но оказалось, что не всё так просто. На походе чувство умиротворения и защищённости может в один миг смениться заботами и тревогами. Посты докладывают о прибытии в заведение посетителей. Первый тревожный звонок – все гости сплошь кареглазые юноши в спортивных костюмах. Переглядываюсь с казАчками. Те молча кивают – мол, да, тон в этом заведении задают отнюдь не казаки. Охрана нейтральна, пока ничего не произошло.
         Ещё раз проверяю раненых, запираю у них наверху дверь на ключ. Одеваю шинель, засупониваюсь, выхожу на улицу. Прямо на наш пост движется большая группа кареглазых юношей. Не дойдя пяти шагов, столбенеют. Оглядывают нашу форму, быстро разворачиваются и уходят. По пути как по команде достают телефоны, начинают спешно кому-то звонить. К заведению в дрифте подкатывает по снежному насту заниженная чёрная «десятка» с тонированными стёклами. Из окон – музыка на весь квартал, несмотря на поздний час. Играет что-то наподобие «Чёрные глаза». Очень напоминает Питер в середине девяностых. Что ж, вспомним молодость. Юноши что-то говорят водителю и уходят. «Десятка» также с проворотом уносится куда-то по ночному Сальску, стреляя глушителем.

         Нас мало. Снимаю уличный пост, все перемещаемся внутрь. К счастью, вскоре подходят наши основные силы. С казаками не сложилось – ночуем здесь. Что ж, по крайней мере, они в курсе, где мы. Уже неплохо. Докладываю обстановку. Штабс-капитан З. собирает весь личный состав в одном из номеров. Хозяйки сообщают: «про вас уже все в курсе». Как хочешь, так и понимай. Думали даже снять погоны и замаскироваться. Потом решили – нет, пусть считают, что мы казаки! Впрочем, совершенно ясно, что мы своим случайным появлением в данном заведении нарушили какой-то местный баланс, расстановку сил. Но никто толком не понимает, кто мы и как себя с нами вести. Капитан С. предлагает этим воспользоваться. Приказ: по одному не ходить, вести себя крайне уверенно.

- Мы дома, ребята! – произносит С., и в словах его чувствуется даже некий вызов.

         В итоге расклад на ночь: примерно трёх-четырёхкратное численное превосходство местных отнюдь не казаков. Какими они ещё располагают здесь резервами – неизвестно. Дискотека в стиле «дыц-быц». И наши каменные лица. Видимо, сработало. Кареглазые юноши все до одного крайне с нами любезны, открывают перед нами двери, пропускают вперёд. В месте для курения любезно щёлкают зажигалками, наперебой предлагая огня. Тем не менее, до самого утра мы прикрываем спины друг друга. Гвардеец-семёновец Ш. выполняет полученный приказ буквально: сидит за столом с таким взглядом, что на него все желающие подойти к нам напарываются, как на колючую проволоку.  
         Закрадывается в какой-то момент подозрение – а не терминатор ли среди нас? Возможно, в зрачках бегают координаты цели, а сам Ш. сейчас вот-вот закатает рукав косоворотки и снимет ножом кожу, под которой будет металлическая конечность. Отчётливый боец!

         Капитану С. надо поозорничать. Он заказывает казачьи песни. В ответ кареглазые ребята ставят после что-то протяжно-горское. Капитан делает второй заход. Хоть тут эти термины и не вполне уместны, получается что-то наподобие музыкального батла. Оно и к лучшему – обстановка разряжается, и батла реального не происходит.
         Наутро всё растаяло, как наваждение. Может быть, мы и вправду сгустили краски на ровном месте.
         Были опасения, что войти в Сальск могло быть проще, чем из него выйти. Но они не оправдались.

wL5pvi0iNsQ.jpg
 

Вольноопределяющийся Р.

         Итак !
         Погодка в Егорлыкской поспела как на заказ ! Степной ветер разносил крупный густой снег, залеплявший не только лица, сраставшийся на воротниках шинелей, трепещущих башлыках , фуражках и папахах, в белую корку. Я ,как художник, ловил себя на мысли, что обязательно надо запечатлеть в своей памяти тусклый блеск кокард и погонных шифровок под снеговым полупрозрачным слоем. Эти горизонты, синеющие перекатами рощиц и перелесков, это небо - рябое и серебряное от ненастного крошева, эти морщащиеся от ветра и влаги, багровеющие лица. Даже незатейливые станичные здания, заборы, пустынные детские площадки стали приобретать какой то брейгелевский мотив.
         Вспомните, соратники и сопутники мои, " Охотников на снегу " Питера Брейгеля младшего... Короче, погодка стояла "полевая", "историческая" !

         Переживая и обдумывая "командирское ранение" и разные кривотолки в отряде по этому поводу, вместе со всеми отведал местную станичную кухню. Иной раз, приезжая в иные края, хочется чего -то местного, уникального, а тут котлета «по-егорлыкски» сама собой летит к тебе в рот , как у Николая Васильевича Нашего Гоголя в "Диканьке". Конечно пост, но в походе вроде как... Отменно надо сказать, отменно !
          На крылечке таверны мы, отдыхаючи, послеобеденно застёгивались на все ремни, поправляли папахи и башлыки, а напротив сверкала вывеска местного магазина готового платья. "Чувство стиля" - гласила надпись на вывеске.

         Не буду описывать наш триумфальный вход в Сальск, так как большинство чинов отряда непременно изъявят желание в деталях рассказать об этом. Однако нельзя же не упомянуть достопамятные сальские степи. Итак, после потери трети личного состава вследствии снаряжения санитарного обоза с квартирмейстерскими полномочиями, наша колонна продолжила пеший марш. Снежная пурга нисколько не утруждала наш шаг, а только делала окрестности ещё более красочными.
         Из динамика добровольца Ш. иногда раздавался Семёновский полковой или Марковский марш, да только погода "затыкала" современную технику и ободряющие звуки сменялись невнятным бульканьем. - "Оставь песню ! " - хрипло кричал подпоручик К., не понимая всей неумолимости стихии.

         Благодаря "радушному приёму местных" прицел у господ офицеров был уже сбит. Остановки в пути стали чаще, через 10-15 минут раздавалась команда - Стой !  Привааал... Тускло мерцая, по кругу шла фляга... Шелестела карта…
          Вроде бы и не устали, ну да ладно. Когда втянулись в центр и на одной из остановок, пока некоторые давали историческую справку, мы с добровольцем Ш. разузнали точное направление к месту нашего постоя. И вот опять идём. Только куда- то не туда. Пытаюсь доложить , что дорога к постоялому двору "МандаринЪ" находится совершенно в другой стороне, но штабс-капитан З. заботливо напоминает мне, что я теперь в армии и что начальству виднее.
 - Извольте выполнять !
 - Есть !

 

f0gb1V79tRk.jpg

          Доброволец К.С.

         Немного перефразируя А.П. Богаевского, «на Дону слово [«станица»] часто не соответствует представлению … о незначительном поселке: иногда это огромное селение, растянутое на десяток верст….
         Станицы, в которых мы останавливались и перемещались (в частности, для совершения поминальных служб) - Ольгинская, Егорлыкская - оказались весьма большими населенными пунктами с развитой инфраструктурой и зрительно наблюдаемым вполне неплохим уровнем благосостояния местного населения).

         Огромность Егорлыкской мы отчасти ощутили, когда у местного историко-краеведческого музея (скорее, музейчика) в «парке культуры и отдыха» поняли, что поблизости есть только бюст атаману Платову, а «заранее запланированного» (еще на подготовительно-«разведочном» этапе организации нашей поездки) бюста первому Георгиевскому кавалеру Великой войны (с памятной доской 40 погибшим в ПМВ станичникам), увы, как выясняется, нет. Путем опроса «местного населения» в лице проходившего отрока мы установили, что Крючков-то «расположился» у местного колледжа, до которого не так уж и близко. Было решено сначала зайти в храм (Николая Чудотворца-?) и далее подъехать до того самого колледжа.

         Бюст К.Ф. Крючкову, уроженцу Донской земли, был открыт в Егорлыкской в 2014 г., в рамках местных мемориальных мероприятий к 100-летию Первой мировой войны: «В 2014 году на базе ЧОУ СПО «Егорлыкский Колледж Южного Университета» функционирует локальный штаб Всероссийского молодежного проекта «Великая забытая война» имени кавалера Георгиевского креста казака станицы Александра Георгиевича Широкова.
         В рамках реализации проекта организационным комитетом штаба совместно с казачьим обществом «Егорлыкский юрт», Егорлыкским историко-краеведческим музеем при поддержке Администрации Егорлыкского района проведена работа по восстановлению исторической памяти Первой мировой войны…».

         При отдании почестей героям Великой войны (и верным Отечеству и вере воинам Белого движения) поднялась принесенная усилившимся ветром метель («белая вьюга»(с)), шинели наши припорошило снегом… Укрепив «от ветра» припасенной с предыдущего возложения проволокой венок с «южным» шевроном» (также выисканный заблаговременно на сайте одной из ростовских «профильных» контор), мы с чувством выполненного морального долга двинулись далее по нашему намеченному пути…

 

9B7pIWY7K4o.jpg

Доброволец К.А.

По третьему дню:
Храм Божий, панихида, свечи.
Вокруг соратники, друзья.
Я понимаю всё не вечно.
И время старит, а не лечит...
Но память всё-таки жива!

От слов молитвы просветленье.
В одно незримое мгновенье
Взлетает к куполу душа.
И тишина...и тени многих,
Что вознеслись на небеса.

Давно то было.
Быль и не быль.
Нам тайны эти не постичь.
Да только жертвенность и вера
Примером остаются быть.

Склоняем головы в поклоне,
Перечисляя имена.
Кто безымянным пал на поле,
Не сняв погоны, ордена...
Но память всё-таки жива!
JQ4mEOheeRU.jpg
Сестра милосердия Т.

         «Машина времени», как в сказке, мчала нас в неизвестность, мелькали «знакомые» названия станиц. От одного взгляда на указатели захватывало дух.

         К моему удивлению, Егорлыкская оказалась очень большой и (главное!) протяженной станицей, так что от места к месту (церковь-«музей»-памятник Ф. Крючкову) приходилось передвигаться довольно долго. Музей, само наличие которого приятно удивило, в праздничный день был закрыт, но удалось заглянуть в окно, дабы понять, что он очень скромный, новые стенды сделаны на обороте старых. К моменту посещения памятника Ф. Крючкову нас неожиданно замело снегом, наш поход становился все более приближен к «Ледяному», это неимоверно раззадорило мое воображение…

         Пожалуй, это первый такой продолжительный поход для меня в такой маленькой компании. Это некоторое испытание. Не убежишь, не отойдешь, не проигнорируешь что-то. К третьему дню стало понятно, что мы одно целое, появились «большие секреты» «маленькой компании», были пройдены значительные (в масштабах похода) испытания. Здорово, что нас именно столько, что поехали именно эти люди – не хотелось расставаться.

         Встречи с Сашкой и казаком Олегом просто поразили меня. Такой искренности, радушия, желания (иногда даже чересчур сильного) помочь я давно не видела в Петербурге и Москве, где чужим людям не очень-то спешат помочь, особенно если они сами не просят. Непривычен, увы, стал сам подход Олега, что люди должны бескорыстно помогать друг другу, особенно казаки.

         Чем дальше мы отходили от Ростова, тем беднее выглядели станицы и города, тем больше «текинцев», а главное высшие проявления радушия сочетались с явными проявлениями недоверия и злобы. В мотеле «Мандарин» был не просто неуютно, а даже страшно находиться.
mU0Qlbmpyig.jpg
 

Подпоручик К.

 

         В Ольгинской мы хорошо отдохнули перед основной частью похода, проходившей уже в автономном режиме, без поддержки дружественных нам военно-исторических и казачьих «структур». Наш путь лежал в город Сальск, где в 2003 г. был установлен памятник С.Л. Маркову. Но прежде мы должны были посетить поклонный крест, установленный в 2002 г. в станице Егорлыкской. Туда и направился наш микроавтобус. Для меня это было особенно приятно и даже волнительно, так как, в свое время, довелось поучаствовать в обоих событиях.

         О месте установки креста даже вышел спор. Первоначально я и господин полковник (тоже ездивший на Дон в 2002 г.) уверяли всех, что крест мы поставили в Мечетинской. Туда мы и прибыли изначально. Самое удивительное, что крест мы нашли. Только это оказался один из крестов установленных на перекрестке дорог местными жителями. В итоге телефонограмма прапорщику С.Н. Емельянову в Санкт-Петербург позволила разрешить наш спор. Крест мы ставили в Егорлыкской. Сам крест давно заменен на более капитальный, но установленная нами табличка сохранилась в целости и сохранности. Возлагаем венок, фотографируемся и по машинам (впрочем, машина у нас одна).

         Следующая цель – местный краеведческий музей. Немолодые мужички у ДК, добродушно посмеиваясь («Белые в городе! Брать нас пришли!») указали дорогу к небольшому зданию, увы, оказавшемуся закрытым. Затем мы пешим порядком отправились в церковь, находящуюся километрах в трех. Заказали панихиду, поставили свечи. После сытного обеда в местном заведении, мы двинулись к другой местной достопримечательности – бюсту герою Донской земли К.Ф. Крючкову. Возложили венок, штабс-капитан З. произнес короткую, но прочувственную и искреннюю (впрочем, как и всегда) речь, и мы поехали в Сальск.

         В предместьях этого славного города личный состав покинул микроавтобус и, построившись в колонну по одному, отправился пешим маршем в расположение. Это стало нашей традицией в этом походе. Все-таки поход подразумевает именно пешие переходы. Встречу с местным жителем Сашей мои «сопоходники» уже описали неоднократно. Действительно, это было очень трогательно, приятно и по-настоящему. В больших городах такого, увы, не бывает… Дальнейший путь до места расположения – хостела «Мандарин», по моим представлениям, занял где-то полчаса. По объективным данным – часа четыре (с перекурами). А что – после доброго глотка, да под хорошую песню и время летит незаметно. Еще и в такой компании. По дороге нас встретил один из представителей местного казачества – Олег. Пригласил зайти в местную штаб-квартиру – опорный пункт охраны правопорядка (на Дону и Кубани казаки часто участвуют в деятельности местных народных дружин). Идеей нашего похода там не прониклись, да и мы от этого не очень расстроились.

         В «Мандарине» штабс-капитан З. провел инструктаж по технике безопасности, приказав передвигаться куда-либо только по двое. И это было правильно, так как внизу вовсю гремела дискотека (напомнившая мне славные 90-е), основными посетителями которой были (соблюдем политкорректность) неславянские молодые мужчины. На «казаков» (как воспринимают на Дону, Кубани и в других регионах людей в форме, отличающейся от современной), они смотрели косо, но никаких инцидентов не было. Ну сплясали они лезгинку, а мы спели «На горе стоял Шамиль…».   

Диалог культур, не более того. Сытно поужинав, отбились в своих номерах.  


iNaudA-1tcE.jpg
         Штабс-капитан З.

         Запомнился марш при входе в Сальск. Как мне показалось большинство прохожих было настроено довольно дружелюбно.
         Восклицания оных настраивали на позитив. «Ух ты! А вы хто? А откудой? Та вы шо? Из самого Питера?  А мы вот из Сальска! А можно с вами сфотографироваться ?»

        

 

        Это явилось причиной небольшой задержки прихода на ночёвку.

Но после очередной горячей встречи я был изрядно огорчён, по ситуации было необходимо отрядить сопровождение для внезапно раненого, вследствие чего было потеряно 30 % личного состава.
         Дальше при выходе на связь с фельдфебелем, назначенным в сопровождение состоялся такой диалог:
-  Как 300-й?  То есть 250-й ???
-  Он уже похоже 210-й!
-  Что совсем плох? Да нет всё в порядке, уложен, укрыт и закрыт на ключ! Спасибо извозчик помог!
-  Так как он? Живой?
-  Я же сказал 210-й!
-  Понятно, всё понял, двигаемся скоро будем.


         Во время марша нами был встречен местный казак, который нас проводил к штабу местного казачьего управления в надежде, что возможно нам смогут помочь в размещении на ночлег местные казаки. Но как и сто лет назад, казаки встретили нас настороженно нейтрально «ибо мы конечно бы да, но извините нет, ибо потому что — вот».
         После настала ночь тревоги. С наступлением темноты создалось впечатление что «власть поменялась». Хотя была иллюзия, что я сбросил лет двадцать и вернулся в лихие 90-е.
         Капитану С. было чуждо чувство опасности, я же не мог допустить, чтобы чья-то оплошность подвела нас под удар. Отдал приказ двигаться только по двое, выходить посменно на перекуры. Вряд ли это спасло бы, но глядя на активные действия потенциального противника в шалмане, бездействовать я не мог. Нас было по крайней мере уже раза в три меньше. Но на то и Божья воля. Всё обошлось и проснувшись утром, я с радостью услышал шушуканье старых солдат и стимулирующее добровольцев ворчание фельдфебеля.

         К личному составу вопросов нет: капитан С. исполнителен, фельдфебель — фельдфебельный, от всех веет аурой решимости преодолеть любую трудность. Добровольцы К.С., К.А., Ш., Р. - рабочие лошадки, винтики в нашем слаженном механизме. Корниловцы  - доноры моей энергии. Доброволица Т. - выше всех похвал !
        
Несмотря на некоторые препятствия на пути, запланированное на день удалось.


 

                                            ЦИТАТЫ ДНЯ:

         


         «Мы пооодошли к пивнухе, мы зааахотели пить» -  в ст. Мечетинская, подходя к двери «Живое в розлив»;

         «Доброволица Т. назначается ответственной за снабжение личного состава шоколадом в пути. Выдать на хранение запас шоколада, подготовить соответствующие документы  -  журнал учета, журнал выдачи, накладные и акты списания, норму довольствия назначить из расчета на весь личный состав»;

         «Как бы войти в Сальск не оказалось проще, чем из него выйти".
 "Город-то мы взяли - а вот удержим ли?» (озабоченные реплики вполголоса среди командования походом в ночь с 23 на 24 февраля в славном городе Сальске)
;

         «Где карта, Билли ? Нам нужна карта...!»  -блуждая на улицах Сальска  -   «Военные достали компас и карту - сейчас дорогу будут спрашивать»;

         «Всё, что случается на миле - остаётся на миле»;
        
          (об обстоятельствах некоторых "ранений")
        
 Привезли полковника (в гостиницу Сальска), пытаемся занести по ступенькам, не получается. Подбегает администратор - мол погодите он сам справится. На что ф-ль Л. авторитетно заявляет: нет он убит.
         Та не верит и начинает увещевать: «Лёша давай, вставай, у тебя получится» -  хлопает по щекам, трясёт, наконец поняв тщетность своих попыток соглашается: «Действительно ...  убит!!»;


           В баре  Д. во главе стола, с прямой спиной не двигаясь, а только водя головой из стороны в сторону сканирует зал (после этого заслуженно получил прозвище Терминатор).
          Спрашиваем -  «ты жертву себе уже наметил?» После чего он сразу оживился и с довольной ухмылкой выдал: «Дааа....» ;

          
«Пойдем с нами ! Ты пожалеешь, но тебе понравится!» -  предложение добровольцу Михаилу;


          «И на картах останется, как память, новый топоним - Ссальск».


Сообщение отредактировал Гестапыч: 20 Март 2018 - 03:39

  • 2

#43 Гестапыч

Гестапыч

    Старший лейтенант

  • Пользователь
  • 830 сообщений
  • Город:Петроград-Северодвинск

  • «ВИК «Заполярный рубеж»»
  • Северная Двина

  • Марковский полк

Отправлено 20 Март 2018 - 19:48

Следующая часть в конце недели, если успеем.
  • 0

#44 Holger Starke

Holger Starke

    Генерал-майор

  • Администратор
  • 2 700 сообщений
  • Город:Москва

  • МоскСвДобрБригада
  • 421.F.G.Tr./501.I.R
  • The First Team
  • Л.гв. Кексг.п.

Отправлено 21 Март 2018 - 02:57

Я начал завидовать уже конкретно! Белой завистью, конечно.
  • 0

#45 Ritter

Ritter

    Прапорщик

  • Пользователь
  • 264 сообщений
  • Город:Тацинская

  • 1./Pz.Gren.Rgt.111

Отправлено 22 Март 2018 - 17:15

Молодцы Добровольцы!

 

Привет Вам от Партизан Степняков! Идём по маршруту "Степного похода".

Прикрепленные изображения

  • izar534cOAg.jpg

  • 4

#46 Гестапыч

Гестапыч

    Старший лейтенант

  • Пользователь
  • 830 сообщений
  • Город:Петроград-Северодвинск

  • «ВИК «Заполярный рубеж»»
  • Северная Двина

  • Марковский полк

Отправлено 28 Март 2018 - 00:22

Молодцы Добровольцы!

 

Привет Вам от Партизан Степняков! Идём по маршруту "Степного похода".

А поподробнее расскажете ? :)


  • 0

#47 Holger Starke

Holger Starke

    Генерал-майор

  • Администратор
  • 2 700 сообщений
  • Город:Москва

  • МоскСвДобрБригада
  • 421.F.G.Tr./501.I.R
  • The First Team
  • Л.гв. Кексг.п.

Отправлено 28 Март 2018 - 02:02

Ждем продолжения! И по Степному - хотелось бы больше информации и фото.
  • 0

#48 Ritter

Ritter

    Прапорщик

  • Пользователь
  • 264 сообщений
  • Город:Тацинская

  • 1./Pz.Gren.Rgt.111

Отправлено 28 Март 2018 - 11:39

А поподробнее расскажете ? :)

 

 

Ждем продолжения! И по Степному - хотелось бы больше информации и фото.

 

Если вкратце , то идём по маршруту "Степного похода". Реконструкторов Донских казаков на юге очень мало, тем более тех кто интересуется Гражданской войной, поэтому проводим поход силами нескольких человек. По маршруту идём в выходной день (если не выпадают форс мажоры). Чуть позже создам отдельную тему дабы не засорять эту. С уважением с Дона 9ДКП.


  • 2

#49 Есаулъ

Есаулъ

    Рядовой

  • Пользователь
  • 31 сообщений
  • Город:Воронеж

Отправлено 28 Март 2018 - 15:13

Путевые заметки с элементами юмора- читается забавно)) Особенный респект фельдфебелю Л. !!


  • 0

#50 Гестапыч

Гестапыч

    Старший лейтенант

  • Пользователь
  • 830 сообщений
  • Город:Петроград-Северодвинск

  • «ВИК «Заполярный рубеж»»
  • Северная Двина

  • Марковский полк

Отправлено 29 Март 2018 - 02:41

                                                                 24.02.2018 г.   ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ

         Ранний утренний подъем в 8.30 после вчерашнего активного отдыха и ночных караулов никого не выбил из колеи. Все происходило в рабочем и привычном порядке. Умывание, чистка обуви, приготовление и сбор немного численных личный вещей. Звонок на телефон с местного номера немного удивляет -  на том конце провода Михаил и Олег, пришли к закрытой двери заведения и ждут нас, как и было оговорено накануне ночью.
         Встреча, теплые рукопожатия. В глазах Михаила нескрываемый интерес ко всему происходящему, Олег же одел камуфляжную форму казачьей дружины Сальска, в которой он состоит, со всеми знаками отличия.
         Короткие сборы, сверка планов и мы покидаем место ночлега.
         В этот момент мы так же понесли первые безвозвратные потери - полковник А. был вынужден покинуть нас, убыв по своим задачам.



К Маркову

         Попрощавшись с хозяйкой, мы выдвигаемся в пиццерию напротив "Мандарина", чтобы позавтракать. Венки и все имущество берем с собой.
            Утро в Сальске ясное, слегка морозное, снегопад прекратился, заметя белым покровом крыши и улицы. К полудню выглянувшее солнце начало растапливать выпавший снег, превращая путь под ногами в грязную хлюпающую кашу.
           Мы идем строем по улицам Сальска, в привычном боевом порядке, в сопровождении примкнувших к нам добровольцев ст. Торговой, гордо веет над строем триколор, разносятся по улицам боевые песни, напоминаю прохожим о событиях прошлого века.
         - «Смотри, к карателю идут!» злословят какие-то женщины на улице. Остальной встреченный люд с улыбками, или любопытством встречают нас, многие демонстрируют на вытянутых руках свои смартфоны.
          И вот мы на месте. Очень живописном месте, пешеходная зона, красивый памятник, невероятно фактурный постамент с гранита и слова позолотой. Генерал Марков решительно идет вперед, мы идем с ним и за ним, стараясь не отставать от этой решительной поступи старого кавалериста во всем нашем походе.
SJdmF1GDct4.jpg
            Возложили заготовленные венки с характерным углом - от нашего похода и один от "Марковского полка". Штабс-капитан З. произнес сильную и трогательную речь и прочитал несколько строк о воспоминаниях. «Марковец», капитан С., поведал несколько ярких эпизодов из биографии С.Л. Маркова. Сделав общие и частные снимки на память, мы не отставая от запланированного хронометража, вместе с примкнувшими к нам добровольцами, выдвигаемся в направлении Храма  Святителя Димитрия Ростовского.
          Эпизод, произошедший в Егорлыцкой, дал понять, что подобные мероприятия все же надо согласовывать заранее, и настоятель одного из храмов города уже ждал нас.
         Встретил радушно, стараясь скрывать свое удивление и восхищение от нашего внешнего вида и идейной решительности на лицах.
         Мы отслужили панихиду по павшим в братоубийственной войне, по сложившейся традиции, подарили настоятелю подарок из Санкт-Петербурга.
           На этот раз за стол нас не пригласили, (да мы и не рассчитывали), но попрощались мы очень тепло, получив благословление. Посему не замедляя темпа и не теряя времени выдвинулись в пешем строевом порядке в центр города для обеденного перерыва и оперативного решения о способе следования в Екатеринодар.
         Благодаря собранным Добровольцем К.С. разведданным, мы смогли достаточно быстро найти подходящего перевозчика, чтобы не привязываться к маршрутным автобусам, хоть и пришлось подождать его пару часов.
YxkrVb936rM.jpg
          Время ожидания были скрашены приятной компанией Михаила и Олега, хорошей закуской и «живым разливным» в пивбаре "Пчелка". Олег же принес с собой домашнюю чачу, которой угощал нас от всей души. Невероятно было встретить единомышленников на нашем пути, да еще и решивших примкнуть к нам.
         Олег настоятельно приглашал поехать в Шаблиевку, убеждая, что его приятель примет нас в своем доме с баней и со всеми удобствами, как своих. С тяжелым сердцем пришлось отказаться от такого предложения.  

          Это еще больше приблизило нас к событиям, ради которых мы Все и собрались здесь.

Путь на Кубань
                                                                                                                                
«О чем говорят мужчины»

         За беседами в столь приятной компании, время пролетает почти незаметно, и вот наш новый обоз уже дымит парами за дверью. Трепетно и сердечно прощаемся с добровольцами, по объективным причинам, не имевшими возможностей продолжить с нами дальнейший путь. 
         Отсалютовали гвардейским «троекратным УРА!», погрузились и убыли на маршрут.
         Вновь дороги, вновь станицы, вновь указатели с близкими названиями… Одно из них «Белая Глина». Давайте остановимся -  единый порыв питерских «Дроздов» поддерживают все присутствующие.
      49v-x3XCl9A.jpg
         Небольшая остановка, осмотр просторов и пейзажа, фото на фоне указателя населенного пункта… Краткий рассказ о трагических событиях, происходивших здесь, от дроздовца - фельдфебеля Л.
  Краткая ссылка о событиях
 И еще одна справочно
594046.png
         Время поджимает, водитель тактично торопит - ему вечером ехать обратно, да еще везти детскую сборную на футбольный чемпионат.    
         Тепло комфортабельного автобуса и легкое укачивание в дороге на фоне накопившейся усталости от пути дает о себе знать, общий эмоциональный разговор становятся все тише, превращаясь в отдельные очаги, но и они вскоре тоже сводятся на нет. Иные добровольцы погружаются в дремоту…
          Капитан С., поскучав минут 15 для вида, быстро и решительно пресекает подобные проявления слабости тела перед духом, выдвигая громко и во всеуслышание несколько актуальных вопросов, попеременно втягивая в разговор всех добровольцев. И вот снова, жаркие дебаты и озорные шутки сменяются историческими повествованиями, жизненными историями и байками с самых разнообразных тем. Ведь и правда компания подобралась у нас под стать – ученые мужи, художник, поэт, боевой офицер, писатель-публицист, литератор, исследователь Антарктики. Темы сменяли одна другую, и известный в народе «Квартет И» мог бы позавидовать молча.
         Извлекается флэшка с музыкой из кармана, и вот уже фоном нашей поездки играет музыкальный ряд с диапазоном от русской классики до «сектора газа», от Вертинского до Высоцкого. Общее настроение веселое и удалое, состояние бодрейшее.
         В Тихорецкой сделали запланированную остановку в «Храме Ксении Петербуржской». Дозвониться до настоятеля в пути не вышло, мы прибыли прямо во время церковной службы. Очень много семей, женщин, детей, отцов семейств в просторной церкви. Речь и служба батюшки была посвящена мужчинам -  защитникам и мужчинам -  главам семейства, несущим на себе непростое во все времени бремя Отцов. Наше появление, да еще и «в разгар» службы на фоне этой темы, был расценен чуть ли не как знак свыше. При том и у прихожан, и у нас самих.
yFEkCg-jSe8.jpg
            Пройдя помазание и получив благословление, оставили записочки - заупокойную мертвым и заздравную живым, мы попрощались с Тихорецкой.  
           Впереди нас ждала столица Кубани - Екатиринодар. 
           Ссылка на бой за Тихорецкую


Взятие Екатеринодара

                                                                  «Пусть вокруг одно глумленье…»
          Нашего любезного водителя мы покинули сразу на въезде в город. Собрались, взбодрились, построились, наметили маршрут движения и выступили. 
3D8mJ8oAh6o.jpg
         «…Мы идееем на бой с большевикаами…»  -  разносится гулко голоса Валаамского хора из походного динамика в ранце Добровольца Ш., окружая нас тихим и певучим саваном. Краснодар уже «в весне» -  ни снежинки на улицах и тротуарах, везде зелень экзотических для северян деревьев, мягкий, но прохладный климат с надвигающимся по улицам туманом.
         Шли до нашей финальной точки мы около 5 часов.
         Во многом это было связано не только с периодическими привалами на 5 минут. Сделали мы большой «крюк по городу». Электронная навигация сыграла с нами своеобразную шутку. Оказывается в городе есть два хостела с одинаковым названием «Уютный Дом», и на полпути следования к тому, что был нами заранее забронирован, нас понесло на другой конец города во второй, где наше появление близко к полуночи оказалось абсолютно нежданным.
     u9mzg9zvsxo.jpg
         Тихие улицы города сверкали огнями вывесок, архитектура одноэтажного юга резко контрастировала с новостройками - высотками, верхние этажи которых исчезали в туманной дымке.
         Пройдя по старым районам города и по частному сектору, мы в поздний час встречали очень редких прохожих, которые не проявляли к нам особого интереса. Однако, на грани 22.00 наша песня -  «Корниловский марш», все же привлекла внимание местного населения -  зашуршали шторы, заскрипели ставни, раздалось несколько одобрительных выкриков – «Ура ! Наши в городе!».
          Прибыли, разместились, хотя с некоторыми неудобствами, но все вместе, в десятиместном «бараке». Хозяйка сделала нам скидку, и вместо заготовленной суммы в 600 рублей с человека, мы заплатили ВНЕЗАПНО 200. Высвободившаяся сумма единогласно идет на ужин!
         Назначив караул из добровольцев, основная часть направилась по совету  хозяев в ресторан восточной кухни «Золотая Бухара» -  вывеска сквозь туман  было видна в 250 метрах от крыльца дома.
         full.jpg
         Заведение невероятно приятное и атмосферное, хоть и пустующее в межсезонье, нас встречают и размещают со всеми удобствами восточной наружности официанты.
         Продолжительно и приятно поужинав блюдами с незнакомыми названиями, направляемся домой на ночлег.
         В пути за нашей компанией увязался какой-то крепкий мужчина, все засыпая вопросами, кто, откуда, зачем, куда. Ну не в первой, отвечаем достаточно подробно, не останавливаясь на пути. Подходим к воротам, видно, что товарищ проявляет искренний интерес к нам. Но получив все внятные ответы, стягивает шапку с головы, роняя длинный казачий чуб с стриженой головы на лоб, улыбаясь нам -  «вот так, парни!»
и тут же, неожиданно меняя и тон и взгляд на злой и дерзкий « - только я за Ленина...».
         Мы пожав плечами, собираемся с ним прощаться, стоя на пороге дома, товарищ же начинает откровенно дерзить и задирать на дальнейший разговор.
         Штабс-капитан З. и капитан С. остаются на несколько минут, дабы попрощаться с ним все же мирно, но в итоге звучат откровенные угрозы -  «Ага, адрес я вижу на заборе. Ну давайте - давайте, «спокойной ночи», увидимся утром».
          В конечном счете, исчерпав все возможные возможности спровоцировать нас на драку, (которая непременно закончилась бы вызовом сюда половины гопарей Краснодара), издает уже открыто «гомосеки вы ряженые» и не получив столь желанный им удар в лицо от приезжих (от нас никакой реакции), а получив рекомендацию «пиз..уй уже своей дорогой», начинает рьяно кому-то названивать. Расходимся.
         Заходим, закрываем ворота.
         «На моей кубаночке, нету ленты аленькой, для меня Россиюшка - стала очень маленькой»  - пытается скрасить шуткой капитан С.  
         Добровольцы на крыльце ухмыляются, но чувствуется готовность у худшему. Товарищ ходил вдоль забора с телефоном у уха и громко и эмоционально кому-то наяривал, при том что время было 2 часа ночи.
         На крыльцо вышел муж хозяйки -  молодой местный парень лет двадцати пяти. Спросил, что мы такие напряженные и услышав ответ, прямо в тапочках и халате, вальяжно пошел в сторону чубатого.
         Дальнейший разговор двух простых коренных русских южан приводить не буду, смотрите «Ликвидацию», например.
         В конечном счете, все спокойно разошлись, и чубатый был в очень характерной манере послан своим земляком.
          При этом хозяином неоднократно упоминалось, что это корниловцы и пришли просто в паломничество по церквям возложить цветы. Манера речи и понятия, использованные в диалоХе, дали понять оппоненту, что мы гости на его земле, а нам -  что паренек-то тоже немного в теме, любит и знает историю.
         Посидев с ним на кухне и попив чай, мы еще больше убедились в этом.
         Ближе к 3 часам ночи разошлись спать со спокойной душой, в ожидании завтрашнего дня.
         Мы столь близки к логическому завершению нашего похода - но это было вовсе не радостное ощущение.



ИТОГИ :

  Главные задачи 24 февраля :
 
- Возложение венка памятнику С.Л. Маркову;
- Панихида в Сальске;
- Посещение ст. Тихорецкой и храма Ксении Блаженной;
- Марш в Екатеринодар;
- Пеший переход не менее 5 км.

Выполнены в полном объеме, за исключением панихиды.
28HNAEFq7WE.jpg

В деталях :
-  Посещено 3 исторических места «Ледяного похода» и 2 исторических места  «Второго Кубанского похода»;
-  Совершен пеший марш общей продолжительностью 320 км, из них 12 - пешим порядком;
-  Посещен хутор «Белая Глина»;
-  Проведена панихида в 
Храме Святителя Димитрия Ростовского г. Сальска;
-  Посещен Храм Ксении Блаженной в Тихорецкой;
-  Посещен ресторан узбекской кухни "Золотая Бухара";
-  Ночевка прошла без ожидаемых происшествий.
 
    
          Хостел «Уютный домЪ», хоть и произвел первое впечатление негативное, но освоившись, познакомившись с хозяевами, да с ценой в 200 р., - отличное место.
           Погодные и климатические условия менялись за день 2 раза, встретив нас снежным покровом утром в Сальске, Ростовская земля проводила степным ветром с колкой поземкой. Оказавшись же в Краснодаре, мы оценили резкий контраст климатической зоны, с зеленью трав, пальмами, туманом и промозглой моросью.

 

Прикрепленные изображения

  • vtjkff4foXg.jpg
  • aFUfxp5skOU.jpg
  • DjzINyUohxM.jpg
  • vnIJJHioDjk.jpg
  • kyjc3p23E8E.jpg
  • FUz3P3BJhg8.jpg
  • XyiXpcFlA_g.jpg
  • D5FDcOM8l08.jpg

Сообщение отредактировал Гестапыч: 29 Март 2018 - 02:50

  • 0

#51 Гестапыч

Гестапыч

    Старший лейтенант

  • Пользователь
  • 830 сообщений
  • Город:Петроград-Северодвинск

  • «ВИК «Заполярный рубеж»»
  • Северная Двина

  • Марковский полк

Отправлено 29 Март 2018 - 03:21

r5ZSRzELreY.jpg
Фельдфебель Л.

        
С утра опять было тихо и снежно. Улицы Сальска пустынны. Мы идём походной колонной под трёхцветным флагом. Центр города закрыт для автомобильного движения. Опять в очередной раз вспоминается Гатчина – ну один к одному перекрёсток Соборной и Красной. С нами два добровольца из местных, примкнувшие к колонне минувшей ночью: немолодой казак и парень-иногородний. Начитанные и неравнодушные ребята. Явились точно к назначенному времени утром в наше расположение. Теперь мы все вместе идём возлагать венки к памятнику генералу Маркову.

         Неожиданно улицу оглашает визгливый женский крик:

- К памятнику карателю цветы понесли!

         Как бы там ни было, кричащему определённым образом не чужда отечественная история. Да и попытки выразить свою гражданскую позицию также налицо.

         В дебаты не вступаем. Вместо ответа штабс-капитан З. тут же запевает «Дуню»:

«Кто с верёвки смотрит вдаль? Комсомольский секретарь!»

         Подхватываем дружно. Печатая шаг, распеваем дальше – про бронепоезд со свистом и прочее. Всё это гулко разносится по пустынным улицам. В ужасе кидается в проулок какая-то баба в платке. Кричала явно она – больше было некому.

 - Надо чаще бывать в регионах, - философски замечает из строя с флегматичным видом доброволец К.

         Наши новобранцы из местных сдержанно улыбаются…

         Возложили венки к памятнику Сергею Леонидовичу. Центр города, тихо, спокойно, никто не мешает. В церкви неподалёку заказали панихиду (на сей раз по предварительной договорённости). Очень проникновенно говорил батюшка о нашей истории и современности. Особенно отметил, что наша форма как раз является тем первым, зримым толчком, который многих заставит задуматься о трагических событиях, происходивших в нашем отечестве. Да и не закончились они ещё совершенно, эти события…

         Наше паломничество, между тем, продолжалось. Из Сальска на моторе выдвинулись в Екатеринодар. По дороге останавливались в Белой Глине и Тихорецке. Первый населённый пункт я, как дроздовец с 1993-го года, пропустить никак не мог. Хоть это и случилось за пределами 1-го Кубанского похода, помянули полковника Жебрака и погибших с ним офицеров и солдат. В Тихорецке посетили храм Ксении Петербургской. Повеяло домом, стало очень тепло и уютно.

         Вечером 24-го выгрузились на окраине Екатеринодара. Входили в город в тумане, снега не было. Не покидала мысль – а если бы вошли и прочно заняли кубанскую столицу 100 лет назад?
         Мы приближались к завершающей части нашего паломничества.  Пройдя по центральным улицам Екатеринодара (кстати, отчего-то до сих пор Краснодара), мы углубились в череду улочек с прилепившимися друг к другу одноэтажными кирпичными домиками. Из тумана каким-то неестественным диссонансом наплывали периодически высотки новостроек и даже целые кварталы. Сразу напрашивалась мысль – Краснодар город контрастов.

Так оно и оказалось. Долго шли по длинной улице со снятым асфальтовым покрытием. Понятное дело – ремонт, где и с кем не бывает! Но у нас тогда вечером родилось стойкое ощущение, будто по улице целенаправленно лупила тяжёлая артиллерия. Свернули на перекрёстке. Дальше пошла вообще сплошь застройка частного сектора. Блуждая в тумане, мне лично становилось понятно, как отряд генерала Казановича сумел зайти в город, походить по улицам, а затем выйти из него.

Безлюдно. Тишина. Тем отчётливее и резче неожиданно раздавшийся из окна крик:

- Наши в городе!

Сдержанно улыбаемся. Идём дальше. Разместившись на месте последней ночёвки и скинув хабар, направляемся поужинать. Идут не все. Сидим в восточном ресторане. Возвращаемся уже ночью. Идти буквально семь минут. Уже у самого дома за нами увязывается тип весьма нетрезвой наружности. Обычный разговор на ходу:

- Кто, что, откуда?

Мы коротко отвечаем – уже устали и хочется лечь спать. Неожиданно у самых ворот дома, где мы разместились на ночлег, тип начинает проявлять признаки агрессии. Пытается устраивать нам допрос. Нас пятеро, он один – мы начинаем смотреть на него с весёлым любопытством. Перемигиваемся между собой – интересно, он просто чудак или за ним кто-то стоит? За следующие десять минут мы перебывали в воображении этого персонажа сначала агентами СБУ (основание, по которому он нас «разоблачил», чёрно-красные корниловские петлицы), затем «ряжеными переодеванцами» (это, как известно, дело вкуса, нас этим не удивишь). Услышав, что мы из Петербурга, собеседник с подозрением говорит фразу, от которой я сдержаться не могу:

- Что-то у вас акцент не питерский.

- В Питере нет акцента, - произношу в ответ с улыбкой.

- А ты сам-то кто? – интересуемся мы.

- Я казак! – гордо заявляет собеседник и стягивает с головы спортивную шапочку:

- Вот, могу чуб предъявить.

Мы смотрим на его всклокоченные подстриженные обычным ёжиком волосы и улыбаемся ещё шире.

Затем всё встаёт на свои места:

- А мы вообще-то здесь дедушку Ленина любим, - произносит товарищ. – А вы беляки!

- Да, - мы киваем устало и уходим в дом.

Персонаж не успокаивается. Начинает дефилировать за забором по улице напротив нашего дома и названивать кому-то по мобильному телефону. Периодически в наш адрес доносятся фразы типа:

- «Завтра вас тут нужные люди встретят как надо»!

Наконец бубнёж за забором прекращается и, выкрикнув ещё несколько угроз напоследок, человек исчезает. Пообещав завтра непременно с нами разобраться.

         Не могу сказать, что наступления утра мы ждали с тревогой. Но и сказать, что совсем ни о чём не беспокоились, тоже было бы неправдой. Утром… ровным счётом ничего не произошло.
cbE7m8J8zuw.jpg
Доброволец Ш.

         Утром 24-го числа я проснулся за час до 8:40, что бы команда подъём не застала меня врасплох в сонном виде, поэтому проснулся я довольно бодро, несмотря на вчерашний бурный вечер и ужин после полуночи. Поэтому я смог довольно быстро собрать свои вещи и подготовить снаряжение к моменту звонка Михаила и Олега, которые уже пришли к уютному дому и ждали нашего выхода на улице.
         Выйдя из гостиницы, мы поздоровались с ними и после построения отправились в итальянский ресторан напротив. Заведение оказалось на редкость годным даже по столичным меркам, несмотря на вчерашнее не очень хорошее впечатление о городе и его жителях. Основные участники похода сели друг с другом за столами, а Михаил и Олег сели отдельно, что бы ни мешать сложившемуся коллективу. Но я решил сесть за стол с ними, что бы поговорить об истории, политике, что они бы не почувствовали здесь себя чужими. 
         Закончив завтрак, собираемся у выхода и строимся в две колонны. Звучит команда: «Шагом марш». И мы двигаемся прямо в сторону памятника генералу Маркову одному из основателей Белого движения на Юге России. Погода в то утро была ясная, к полудню даже выглянуло солнце, что было очень кстати для нашего мемориального мероприятия. Завидев издалека гостиницу «Юбилейную», мы не сразу увидели памятник, так как он стоял за деревьями.
         И только подойдя ближе, мы увидели высокий памятник с генералом Марковым, который бесстрашно идёт вперёд на борьбу с большевизмом. После чего мы возложили траурные венки и произнесли несколько речей в память генерала. Сделав нескольких снимков, мы берём курс в направлении местного храма, где нас уже радушно ждал настоятель, предупреждённый о цели нашего визита.
         Святой отец отслужил панихиду по погибшим в гражданской войне, а также благословил нас и сказал напутственную речь, после чего мы вручили ему подарок, привезённый из Петрограда. 
Выйдя из храма, мы взяли курс в центр города, где в местной пивной и ждали заказанный самоходный экипаж. Ждать его пришлось около двух часов. Это время было приятно проведено в компании за душевными разговорами с пивом, кофе и закуской. Но вот наш экипаж пожаловал к входу, и настало время прощаться с новыми добровольцами.
         Казак Олег так сильно привязался к нам, что просил взять его на борт, чтобы пройти с нами путь до Екатеринодара, но после нескольких секунд раздумий, штабс-капитан говорит Олегу чёткое: «Нет». На его лице было не скрыть досады от второго разочарования меньше чем за сутки. Но чтобы ему не было так грустно с нами расставаться, мы подарили ему диск с песнями Белого движения.
         Попрощавшись с Олегом и Михаилом крепким рукопожатием, мы заехали в местный магазин, чтобы закупить провизию. На выходе мы совершенно случайно встретились с бойцами клуба Panzerwaffe, реконструирующими танки и танкистов Вермахта периода Второй мировой войны. Но вот водитель нас поторапливает и даже уже хочет отказаться нас везти, так как остановка показалось ему слишком затянутой, а ему нужно было быть в Екатеринодаре не позже 21 часа. Прощаемся с танкистами и уже берём прямой курс на Екатеринодар.
         В салоне экипажа оказался установленный бойлер с кипятком и запас чая с кофе. Так как я сидел в первом ряду именно я и начал по просьбе добровольцев разливать им кофе с сахаром. Так проходят два часа и тут за окном мы видим табличку с названием села Белая глина, которая известна дроздовцам и тут же прозвучала всеобщая команда: «Давайте остановимся!».
         Мы вышли около этого самого указателя и после речи господина фельдфебеля мы сделали несколько снимков и тут же сели обратно, так как водитель нас поторапливал. Во время поездки мы слушали вначале песни из аудиотеки водителя, а затем включили нашу флешку с записями разных песен от Сектора газа до произведений классической музыки. По пути каждый коротал время как хотел: кто-то спал, кто-то смотрел вперёд на дорогу, а кто-то вёл светские беседы с соседом по сиденью. Далее мы въезжаем в город Тихорецк, к храму «Храме Ксении Петербуржской». Нам не удалось дозвониться до настоятеля храма, и мы лишь зашли на службу где поставили свечки и получили благословение. После выхода из храма делаем несколько снимков на его фоне и едем дальше в Екатеринодар. По пути в город мы просим водителя остановиться за 5 километров от того места где будет проходить наша ночёвка, чтобы пройти оставшийся путь пешим маршем.
          По пути я включаю карманный патефон с песнями Белого движения, чтобы поднять боевой дух добровольцев. Шли мы по узким в основном одноэтажным улочкам Екатеринодара довольно долго, успевая понять - как же этот город отличается от столиц с их многоэтажной застройкой. Разве что несколько высотных зданий было нами встречено на пути. 
Перед заходом в Уютный дом делаем остановку у магазина, а затем идём к месту назначения, в котором не сразу узнали место размещения гостей. На вид это был обычный частный дом, поэтому первое время мы немного засомневались в точности нашего прихода, но адрес был верен, и мы всё же решили постучаться. Нам открывает дверь паренёк лет двадцати восьми, и у него мы спрашиваем: «Это ли уютный дом?» После положительного ответа проходим в дом, разуваемся и идём в комнату занимать свои места. Я, конечно же, занял своё любимое место «на пальме». После чего с дом зашла хозяйка и любезно снизила цену за проживание с 600 до 200 рублей. На радостях от столь великодушного поступка мы решили зайти поужинать в одно из мест общепита Екатеринодара.
         Что бы сторожить вещи оставляем в доме двух добровольцев, а остальные уходят на ужин. На пути нам встретился очень величественный ресторан «Золотая бухара» где нас любезно встретил охранник и направил на второй этаж, где в это время отдыхали гости заведения. Администратор сразу понял, что у нас своя компания и что мы не хотим быть вместе со всеми предложил нам красивейшую отдельную комнату с огромным столом в противовес петербургским столикам в ресторанах 80 на 80 сантиметров. Мы смогли комфортно разместиться и сделать заказы, после чего начали обсуждать итоги дня и планы на завтра.
          Во время трапезы я, зная, что один из добровольцев потерял свой семёновский крест, решил отдать ему свой в знак своей признательности его мужества и самоотверженности в деле организации похода. Закончив ужин, мы крепко прощаемся за руку с охранником и идём к месту ночёвки. По пути к нам подошёл мужчина и начал задавать разные вопросы, получая на все из них ответы.
         Как только мы прошли калитку, я зашёл внутрь, разделся, почистил зубы и лёг спать. Только утром я узнал, что мужик-то был не простой, а настоящим идейным большевиком и после того как мы зашли в дом он ещё угрожал оставшимся на улице добровольцам.

865bZmr2iOE.jpg
Вольноопределяющийся Р.
 
         В Тихорецкой остановились у большого красивого бирюзового цвета Собора. Аккуратная дорожка от проезжей улицы и просторная площадь перед храмом. А надпись над воротами гласила Храм Св.Бл. Ксении Петербургской. Здесь  -   на Кубани ! Очень как-то стало отрадно. 
         Шла уже всенощная служба, чины отряда остались на площади, так как офицеры поднялись в храм с попыткой договориться о панихиде. Конечно и временем мы не сильно располагали. Вскоре спустились наши посланники и все чины, перекрестясь, вошли в Собор Св. Бл. Ксении

Запомнилась мне проповедь. 
         Довольно молодой священник как раз говорил о том, что в Храмах Божьих должно быть больше мужчин, что молитва - это - как раз мужское дело, что не всю же жизнь нам на матушек богомолиц полагаться. И тут входим мы.
         Осторожно выстроились в очередь и приняли на чело миропомазание креста.
         В Екатеринодар вошли поздно под покровом темноты. Туман, снега нет. Нога стала тонуть в мягком грунте и траве. Поразились удивительным сюрреализмом предместий Кубанской столицы. За утлыми колченогими старыми домиками вырастали, светясь огнями как гигантские океанские корабли, высотки фаланстеров.

         «Подтяниииись!» - и зычным голосом корниловцы запевают: "Пусть вокруг одно глумленье..."
         Машут из окон, кричат. Наши в городе ! Урааа !!!

i6iu0trspDA.jpg

Доброволец К.А.

Дань памяти. Что может быть важнее?
Пройдут года, развеет ветер дым.
За честь поруганной, надломленной России
Поднялись лучшие её сыны.

Кто знает их в лицо, по именам?
Кто понимает логику поступков?
Найдётся тот, кто только их осудит.
Не понимая, что судим и сам.

Бежит асфальт вперёд, в конец пути.
Мы следом, проторённою дорогой.
Нам не сойти с неё, как ни крути.
Плевать на сбитые и стоптанные ноги.

Хватает радости и горя пополам.
И щедро делимся оставшимся припасом.
Нас всех объединила цель одна -
Отдать дань памяти. И это важно!
hgWKumHkt5Y.jpg
Подпоручик К.

         Ранним утром нас покинул господин полковник. Он отправился выполнять важную миссию - устанавливать связь с командованием Кубанского добровольческого отряда. Мы же, позавтракав в близлежащем заведении, организовано выдвинулись к памятнику С.Л. Маркову, расположенному в центре города. Компанию нам составили местный казак Олег и доброволец Михаил.
         Возложили венок, штабс-капитан З. произнес речь. Я вспомнил декабрь 2003 г., церемонию открытия памятника. Конечно, тогда народу было гораздо больше – и казаков и реконструкторов. Интересно вспомнил об этом житель Сальска – Олег.
         «Памятник-то установили на деньги эмигрантов из Франции, а приехали-то на открытие почти одни черносотенцы. Да-да, вот в такой же форме, как у тебя». Ну ладно, пусть так…
         После отдания почестей С.Л. Маркову, командование походом обсудило возможность нашей поездки в Шаблиевку, на место его гибели. В итоге решили не ехать. Вроде и недалеко, но, увы, время уже работало против нас… Дождались заказанного микроавтобуса, тепло попрощались с Олегом и Михаилом и отправились «на штурм Екатеринодара».
         По дороге остановились недалеко от поселка Белая Глина – святого места для Дроздовцев (да и для всех, кто помнит историю, конечно). Здесь в начале Второго Кубанского похода произошел кровопролитный бой, во время которого погибло около 400 человек из состава 2-го Офицерского стрелкового полка. Мученическую смерть принял его командир – полковник М.А. Жебрак.
         Далее заехали в Тихорецк, где помолились в храме, освященном в память Святой Блаженной Ксении Петербургской (что нас особенно приятно удивило среди кубанских степей). Служба как раз завершалась, и мы приложились к кресту и приобщились к елеопомазанию.

         На окраине Екатеринодара, по традиции, построились в походную колонну и пешим порядком двинулись к месту ночлега – очередному хостелу, куда прибыли около 22 часов. После размещения встал следующий насущный вопрос – где бы поужинать. На сей раз местом нашей трапезы стал ресторан «Золотая Бухара» (как ближайший к месту расположения). Обстановка схожая с Сальским «Мандарином», но, так как заведение более дорогое, то все же спокойнее…
         Впрочем, мы заняли отдельный кабинет и спокойно скоротали вечер.
         По дороге обратно произошла неприятная встреча с двумя местными, хочется сказать гопниками, но это не совсем так. Пусть будет, жителями города. Сперва один из них долго и нудно выяснял, кто мы и зачем сюда приехали. Получив четкие и исчерпывающие ответы (и даже приглашение пойти с нами завтра к памятнику Корнилову), он этим не удовлетворился и начал спрашивать по новой.
         Был, конечно, выпивши, а по примитивной наглости и речевым оборотам я в нем четко вычислил бывшего мента (в звании не выше прапорщика, а, скорее даже, сержанта). Уже к хостелу подтянулся еще один такой же персонаж. С ними пообщался капитан С. (а штабс-капитан З., фельдфебель Л. и я курили на крыльце, готовые незамедлительно поучаствовать в беседе). Впрочем, разговор быстро принял «закольцованный» характер и напомнил типичную «разводку» со стороны гопников. Только в этом случае речь шла не о попытке изъятия денег или материальных ценностей (еще бы попробовали!), а вообще непонятно, о чем («Да мы здесь… Да вы вот…»). В итоге и кончилось все ничем, хотя несколько неприятный осадок ненадолго остался.
          Пообщались с мужем хозяйки хостела – молодым пареньком, искренне интересующимся историей (пусть и воспринимающим многие вещи наивно) и отбились.
beeYpPGdmH8.jpg
Сестра милосердия Т.

         Тревожное утро в «Мандарине». Проснулась с волнением и любопытством – в ночном моционе с песнями и плясками я не участвовала (сказались страх и усталость), помню только, как ко мне заходил капитан С. и предлагал принести кофе и пельмешки в номер – хотелось узнать, всё ли в порядке, не было ли ночью драки, поправился ли полковник А.
         Оказалось, что добровольцы с честью вышли из ночной передряги и инородцы замирены. 

         После спешного завтрака мы отправились к памятнику С.Л. Маркову, установленному в Сальске в 2003 г. моим партнером по работе, меценатом, общественным деятелем А.Н. Алекаевым. Бронзовый Марков возвышается над городом, который при дневном свете показался маленьким, а дома – приземистыми.
         Еще вечером (пока искали дорогу в наш цитрусовый рай) мы осознали, что памятник (расположенный в самом центре, у главной гостиницы города) жителям хорошо известен, но в их ответах была некая доля обыденности, будто бы Марков всегда тут был, без особой рефлексии, кто это и зачем, и знания его биографии. Отрадно, что памятник стоит и практически не подвергался вандализму (шашку все-таки однажды сломали), ибо за 15 лет политика памяти у нас не раз менялась, вот и попытка установки мемориальной доски А.В. Колчаку в Петербурге чуть не спровоцировала «колчакопад» по всей стране. 
         Впереди был долгий путь в Екатеринодар. Между тем, расстояние даже от Ростова до Екатеринодара в общем-то (в масштабах страны, и даже привычного расстояния Москва-Петербург) невелико, но именно на этой территории происходило столько событий Гражданской войны, так что вышло опять очень удобно – дорогами Первого Кубанского похода мы «прошли» через знаковую для дроздовцев и всего Второго Кубанского похода станцию Белая Глина и сделали фото на память. Побывали в Тихорецке, посетили службу в , пришли как раз к елеопомазанию. 
         Вечерний Краснодар был уж очень эклетичен по архитектуре, как-то неприятно провинциален. Много инородцев, не зря вскоре из окон мы услышали женский крик: «Ура! Наши в городе!» - форму нашу она вряд ли разглядела, а вот трехцветный флаг наверняка. 
         Мы, конечно, сами виноваты, выбрав по совету местных для ужина заведение «Золотая Бухара», чай, не блинная, но посетители там были, будто приехавшие по нашим следам из Сальска, одни инородцы, да с русскими девушками. Было тревожно, но все-таки спокойнее, чем вчера. И очень-очень вкусно! Уже на подходе к месту нашего ночлега пришлось познакомиться с местной гопотой. Место ночлега тоже не вызывало доверия, поэтому я решила ночевать не на втором этаже в некой женской комнате, а разделить узкую койку на двухярусной кровати с подпоручиком К., но быть со своими.
         Капитан С. и штабс-капитан З. долго не заходили, продолжая беседу с местными жителями. Помню, что штабс-капитан стремительно ворвался в расположение части и вызвал на подмогу фельдфебеля Л. и подпоручика К.   

         Я не могла уснуть, с улицы доносились громкие звуки, но слов было не разобрать, даже когда вернувшийся после вечерних омовений доброволец Ш. по моей просьбе выключил в комнате телевизор. Слава Богу, до драки дела не дошло.
JQnCdg4AXwE.jpg
Штабс-капитан З.

         Думал, что два присоединившихся добровольца не придут. Ошибся. Здорово.
         Памятник Сергею Леонидовичу думаю поднял дух не только мне, а всем добровольцам. Последнее сомнение в голове о том, что стоит ли отклоняться от маршрута 1-го Кубанского растаяло, как только я увидел силуэт героя, всем своим видом зовущим на борьбу, в бой. Стоило! Правильно что отклонились от маршрута! Здесь нужно быть!
         Белая Глина…
         "Мы заняли Великокняжескую, Николаевскую, Песчанокопскую, подошли к Белой Глине и под Белой Глиной натолкнулись на всю 39-ю советскую дивизию, подвезенную с Кавказа. Ночью полковник Жебрак сам повел в атаку 2-й и 3-й батальоны. Цепи попали под пулеметную батарею красных. Это было во втором часу ночи. Наш 1-й батальон был в резерве. Мы прислушивались к бою. Ночь кипела от огня. Ночью же мы узнали, что полковник Жебрак убит со всеми чинами его штаба. "Корниловцы уже наступали во фланг Белой Глины. Мы тоже пошли вперед. 39-я советская дрогнула. Мы ворвались в Белую Глину, захватили несколько тысяч пленных, груды пулеметов. Над серой толпой пленных, над всеми нами дрожал румяный утренний пар. Поднималась заря. Багряная, яркая.
         В поле, где только что промчался бой, на целине, заросшей жесткой травой, утром мы искали тело нашего командира полковника Жебрака. Мы нашли его среди тел девяти офицеров его верного штаба. Командира едва можно было признать. Его лицо, почерневшее, в запекшейся крови, было размозжено прикладом. Он лежал голый. Грудь и ноги были обуглены. Наш командир был, очевидно, тяжело ранен в атаке, Красные захватили его еще живым, били прикладами, пытали, жгли на огне. Его запытали. Его сожгли живым. Так же запытали красные и многих других наших бойцов".
         Мы не могли не остановиться в Белой Глине...


         Большое недоразумение с "казаком-ленинцем" немного напрягло, хотелось уже отдохнуть, но пока велись переговоры необходимо было держать наготове боевой резерв или группу быстрого реагирования, на случай атаки "казака-ленинца", "Божию Милостию", всё обошлось.

         Остался доволен посещением храмов, помолился, окреп духом и сил прибавилось.
         По личному составу одно большое нарекание все слишком интеллигентно-милосердны по отношению к раненным.
         Приятно иметь дело с людьми, которым не надо ничего объяснять. Все знают своё место в строю. При разговорах с местным населением практически все сдержанно красноречивы. Спасибо вам добровольцы.
        
 Впереди был ещё один день. Мысли о том, что он завершающий прогнал прочь, не хочу об этом думать...
          

ЦИТАТЫ ДНЯ:


1-я цитата-случай : "В Сальске 24-го днём у магазина встретил коллегу - реконструктора панцерваффе. Лично знакомы не были. По спокойно-оценивающему взгляду, отсутствию бурно-восторженных эмоций и грамотному вопросу "кого ещё делаете?" - понял, что из своих. Коротко пообщались, обменялись рукопожатиями. Сходу сразу же выплыли общие знакомые. Пожелали друг другу удачи. Мир тесен!"

2-я цитата-случай: "В Сальске очень понравились слова батюшки. В том числе и о том, что мы именно в нашей форме делаем очень большое дело для окружающих. Без формы, в гражданской одежде, эффект от нашей поездки был бы для окружающих практически незамечен. Особенно эти слова поддержали после некоторых постов накануне в интернете одного всем известного человека (кстати, лично мной очень уважаемого как тогда, так и сейчас). Этот человек пришёл к нам в Дрозды в 1993-м в форме и спросил: "Ребята, можно к вам?" "Конечно", - отвечаем. "А можно я вами буду командовать?" . "А вот с этим, пожалуй, пока не торопись", - отвечали тогда мы. Человек этот тогда ушёл, добился многого, пользуется заслуженным авторитетом, но с тех пор не очень лестно отзывается о людях в форме. Слова батюшки в Сальске про нашу форму меня очень воодушевили." 

  
«Извольте чачи домашней отпробовать !»  -  казак Олег;

«У нас тут сами видете как… А вот куда вы едете…  мы их заслуженно Краснодырами называем»

«Кого еще делаете ?»  -  коллега-реконструктор из Сальска;


«Мы люди разносторонних вкусов!»
 (замечание в ответ на ворчание добровольца К.С., когдеа в автобусе по дороге в Краснодар классикой ХIХ века сменил "Сектора Газа".
 Что характерно - всё было записано на одном носителе.)

 

«Все происходящее всегда упирается в вопрос морального выбора личности…»  -_ контекст бесед о боевых действиях;

«Йитиить !!!» -  впечатление добровольцев от зеленеющих экзотических пальм на улицах Краснодара;  :o
 

«Вошли в Екатеринодар ! Пора одевать папаху, Сергей Леонидович !»
- штабс-капитану З.


«- Смотрите, там многообещающее кафе мачит на горизонте ! » 
  - Какое ? 
  - Золотая БУХАРА !   :bier:
 
  - ...........»
 
«- Я человек исполнительный. Была команда "вольно, разойдись!"  -  ну я и разошелся...   :laugh: 
   - Главное сегодня не танцевать... Не надо....»          (диалог капитанов в ресторане)

«На моей кубаночке, нету ленты аленькой, для меня Россиюшка - стала очень маленькой» -  встреча с червоным казачеством, :

«- Все, пи..уй отсюда...
"- Шо ? Шо ты сказав ???
  - Пи...уй  -  это значит -  пиз...уй !
» :dirol: 

«Та вы хости на нашей земле. Я рад вас видеть, и не берите в гхолову за всякую шантрапу и босоту» -  хозяин дома.
 


Сообщение отредактировал Гестапыч: 29 Март 2018 - 03:33

  • 4

#52 Мишаков Станислав

Мишаков Станислав

    Младший лейтенант

  • Пользователь
  • 531 сообщений
  • Город:Краснодар/Екатеринодар

  • _
  • СОГМП

Отправлено 29 Март 2018 - 08:04

Отличный отчёт)) И кажется, я знаю, что за городской дурачок к вам прицепился у нас. Точно без фотографии не скажу, но очень уж похож поведением. Неоднократно на Корниловских поминовениях с девятого по двенадцатый годы вразумлялся, раз даже нагайками был выпорот за свой дурной язык. Всё никак не уймётся, болезный))

Сообщение отредактировал Мишаков Станислав: 29 Март 2018 - 08:05

  • 1

#53 Гестапыч

Гестапыч

    Старший лейтенант

  • Пользователь
  • 830 сообщений
  • Город:Петроград-Северодвинск

  • «ВИК «Заполярный рубеж»»
  • Северная Двина

  • Марковский полк

Отправлено 29 Март 2018 - 11:12

Отличный отчёт)) И кажется, я знаю, что за городской дурачок к вам прицепился у нас. Точно без фотографии не скажу, но очень уж похож поведением. Неоднократно на Корниловских поминовениях с девятого по двенадцатый годы вразумлялся, раз даже нагайками был выпорот за свой дурной язык. Всё никак не уймётся, болезный))

Знать бы наверняка, что это всего лишь городской сумасшедший, не тратили бы время на пустопорожний разговор. :vdv: 

"Будь спокоен и тверд, как просроченный пряник"


  • 0

#54 Ritter

Ritter

    Прапорщик

  • Пользователь
  • 264 сообщений
  • Город:Тацинская

  • 1./Pz.Gren.Rgt.111

Отправлено 29 Март 2018 - 12:57

 

1-я цитата-случай : "В Сальске 24-го днём у магазина встретил коллегу - реконструктора панцерваффе. Лично знакомы не были. По спокойно-оценивающему взгляду, отсутствию бурно-восторженных эмоций и грамотному вопросу "кого ещё делаете?" - понял, что из своих. Коротко пообщались, обменялись рукопожатиями. Сходу сразу же выплыли общие знакомые. Пожелали друг другу удачи. Мир тесен!"
 

 

 

Мир действительно тесен))) Наш боец из 11-й танковой


  • 1

#55 Гестапыч

Гестапыч

    Старший лейтенант

  • Пользователь
  • 830 сообщений
  • Город:Петроград-Северодвинск

  • «ВИК «Заполярный рубеж»»
  • Северная Двина

  • Марковский полк

Отправлено 29 Март 2018 - 13:18

Мир действительно тесен))) Наш боец из 11-й танковой

Принимайте Михаила в свои ряды!
У него даже свое ателье швейное в городе ))


  • 0

#56 Otto Braun

Otto Braun

    Ефрейтор

  • Пользователь
  • 52 сообщений
  • Город:Ростов-на-Дону

Отправлено 29 Март 2018 - 15:34

Иван встретится всегда можно... поговорим... я в тот день банально спал а то б и меня встретили)))

Сообщение отредактировал Otto Braun: 29 Март 2018 - 15:36

  • 1

#57 Гестапыч

Гестапыч

    Старший лейтенант

  • Пользователь
  • 830 сообщений
  • Город:Петроград-Северодвинск

  • «ВИК «Заполярный рубеж»»
  • Северная Двина

  • Марковский полк

Отправлено 29 Март 2018 - 16:11

Иван встретится всегда можно... поговорим... я в тот день банально спал а то б и меня встретили)))

Вероятно, если бы о нашем плане паломничества было более широко известно в сети, было бы очень много приятных встреч с камрадами и не только. Об этом стоит крепко задуматься на будущее, но я и сам узнал о мероприятии буквально за 1,5 недели до него.
  • 1





Темы с аналогичным тегами ледяной поход, петроград, ростов, екатеринодар, белые в городе, память